Забыли пароль?
далее следует некоторая информация...



СВЕЧА - Главная arrow Публикации (Статьи) arrow Поэтическая Свеча arrow Бегство на странную планету (ч.2)
Бегство на странную планету (ч.2) Печать E-mail
10.03.2015 г.
Первая часть. Я кивнул. Стало светать. Новые солнца показались из-за горизонта. Яркие снопы лучей пронзали атмосферу, словно все окружающее пространство было заставлено тысячью прозрачных столбов.

— До завтра, Рой, — попрощался со мной Стас.

Ночи здесь, как вы понимаете, условны. Увиденная фантасмагория, долгий перелет до Трактиссы, близкие и далекие звезды, величие и ничтожество человека, так четко осознанное мной на этой планете переливались во сне, да так увлекли меня за собой, что, проснувшись, я долгое время сортировал реальное и придуманное отдыхающим мозгом.

Белый тушканчик, прыгнув в мою палатку, бросил смятую бумажку и ускакал восвояси. Кажется, я начинал привыкать к странностям этого мира. В записке было написано: «Приходите на кладбище сразу после того, как взойдет розовое солнце. Стас».

Я выбрался из палатки наружу. Умылся у ручья, послушал пение птиц и стрекот кузнечиков, лег на траву. Закрыл глаза и представил, что я на Земле.

А потом в музыку природы вмешались грубые звуки трубы. Человек, смутно представляющий как надо играть на самом деле, выкрикивал: «Все на похороны Надежды». Для них это означало праздник. Может быть, какое-то развлечение, даже упоение предстоящим событием. Значит, ты не одинок в своем несчастье. Кто-то уже отрекся от своих чувств, чаяний, стремлений.

Человек убежал дальше. Я поднялся и пошел за ним. Он должен вывести меня на кладбище, поскольку я совсем не ориентировался на планете.

Глашатай вывел меня на лысую равнину, на которой уже толпились сотни людей. В руках у многих были бутылки спиртного, разные наркотические вещества. Я подходил ближе. Стали слышны речи Стаса. Он выступал пред публикой.

— Каждый из нас хочет видеть мир по-своему. Но мы каждый раз спотыкаемся о жесткие правила, многие из которых придуманы не природой, а другими людьми. Зачастую они изначально придуманы, чтобы затруднить жизнь другого человека, унизить и растоптать его. Осмыслив это, мы пытаемся переделать мир в лучшую, как нам кажется, сторону. Но многим ли из нас это удалось сделать? Никому! Иначе, мы не были бы здесь. Но и на Трактиссе нам не слепить мир иначе. Но этот мир семи звезд дает другую возможность — понять, что время от времени приходится терять самое дорогое. Сегодня я провожаю в последний путь свою Надежду — надежду сделать великое открытие. Я самый заурядный астроном и расписываюсь в этом, я ничтожен перед вселенной и ее законами, я даже не могу распознать близкого друга. Покойся с миром, Надежда.

Стас засмеялся. Нехорошо, вымучено. Я понимал как ему горько в этот момент самобичевания, и эти летальные настроения усиливались моим поражением в любви. Меня тоже предал близкий человек.

А потом начались поминки. Люди пили огненную воду и ели дурман. Так они пытались заглушить свою боль. Мне захотелось закричать, что не следует упиваться собственным уничижением, надо пытаться начинать сначала и по-другому. Это тяжело, но это возможно.

Кто-то плясал, кто-то спал, кто-то беспричинно смеялся. Что заставило меня оказаться среди этих сумасшедших? Несчастная любовь? Человек сомнительного вида любезно предложил мне «Спасительной травки», я отказался. Женщина средних лет поклялась мне в любви до гроба, попыталась обнять, но я устранился, она упала на мягкую почву Трактиссы, так и уснула.

Стас отыскал меня в стороне от вакханальной толпы. Что-то удерживало меня здесь.

— Теперь мне стало легко. Надежда похоронена, и ничто меня здесь больше не удерживает, — сказал мне Стас.

— Но ведь это ложь. Зачем обманывать себя? — спросил я.

— Эмоции столь же осязаемы, как и это вино, как эта планета, как воздух. К тому же они в большей степени движут нами, чем многое из того, что ты называешь осязаемыми вещами.

— Это, как и пьянка не снимает проблем, — высказался я.

— У меня больше нет проблем, Рой, — решительно отрезал Стас. — Я теперь могу лететь на Землю и снова работать. Тебе тоже надо срочно похоронить свой недуг. Чем раньше ты придешь к мысли, что твоя любовь больше не страсть, а болезнь, тем скорее ты станешь полноценным человеком. Ты еще сможешь приносить обществу пользу.

Стасу казалось, что отныне он имеет право учить меня жизни. Будто после этого фарса с прощанием с Надеждой, он стал мудрецом. А я считал, что он сломался. Сможет ли он когда-нибудь дерзнуть отыскать переход в иной мир? Скорее всего, эти страшные похороны будут преследовать его теперь до конца жизни и стоит ему попытаться сделать что-то значительное, как в памяти всплывет эта тризна и брошенная Надежда.

— Оставь на Трактиссе свои ненужные эмоции и возвращайся на Землю, — советовал Стас.

Но я уже твердо решил, что двух дней проведенных на Трактиссе для меня достаточно. И пусть моя Любовь, какая бы она ни была, живет во мне. Рано или поздно, но она снова проснется, воспламенится, как дремлющий вулкан и горящими потоками лавы пронесет по моим венам забытую сладость.

— Я не хочу хоронить мою Любовь живой, как ты поступил с Надеждой.

— Что ты сказал? — Стас внезапно переменился в лице. Эта мысль, которую он гнал все это время, была озвучена мной. Стас отшвырнул стакан с вином и бросился в гущу толпы, совершающих странные телодвижения, наподобие танца. Они сновали между спящими и сидящими людьми, натыкались на них, сливались в одну бесформенную, безликую и бессмысленную биомассу. Пройдет время, большинство из них распростится навеки со своими лучшими качествами. И вернуться на Землю, озлобленными людьми на весь мир за собственные неудачи. Они будут пропагандировать смирение и умеренность, а по ночам завидовать каждому, кто верит, надеется, любит, творит.

Через пару лет на Земле на ракетодроме я случайно столкнулся со Стасом. Он посмотрел на меня, пару секунд вспоминал, а, узнав меня, отвел глаза. Мы даже не поздоровались. Да собственно и разговаривать нам было не о чем.

Автор: Виталий
 
« Пред.   След. »
 

Пожалуйста, ответьте на вопрос...

Приносит ли пользу этот сайт?


"Свеча" - христианский электронный журнал