Забыли пароль?
далее следует некоторая информация...



СВЕЧА - Главная arrow Публикации (Статьи) arrow Поэтическая Свеча arrow Черный Менестрель (ч.4)
Черный Менестрель (ч.4) Печать E-mail
11.03.2015 г.
Плащ красиво взметнулся в потоке ветра, лютня покачнулась. Кайа в нерешительности осталась на месте. Взгляд остановился на густых зарослях папоротника. Незнакомец даже ни разу не оглянулся до сих пор. Идти? Отказаться? Но… лихорадочно мечущиеся мысли спутались мгновенно, и девушка невольно последовала за мужчиной. Говорят, что он оборотень. Кайа мучительно пыталась вспомнить, через сколько дней наступит полнолуние, но в голове все смешалось. Похоже, она слишком устала и напугана, чтобы спокойно мыслить. В конце концов, сбежать она всегда успеет.

Он намного старше нее. Когда Вецен рассказывал о Черном Менестреле, Кайа представляла себе мужчину лет двадцати, высокого, мужественного, доброго. А в итоге ему ближе к тридцати, он выше нее всего лишь на полголовы (что при ее росте не так уж и много) и внушает ужас одним взглядом синих глаз-клинков. Правда, он красив… лорд де Ливри тоже недурен внешне, только душа гнилая. О Эру, что она делает?

— У вас очень странный меч. Я никогда не видела такой стали. И руны… вы, наверное, сами их наносили?

Черный Менестрель даже не взглянул в ее сторону.

— Ты мало знаешь об оружии, Кайа.

Девушка сдержала возмущение. Да как он смеет! То почтительно вежлив, то дерзок до абсурда. Конечно, он прав, но… нельзя же так в лицо! Тем более что Кайа ничем не заслужила такого отношения.

— Мой друг говорит, что меч чернеет от мыслей обладателя.

— Ложь.

Кайа задумчиво ждала объяснения, но его так и не последовало. Менестрель безразлично шел вперед, не обращая на нее никакого внимания. В девушке начал подниматься гнев. Собравшись с силами, чтобы не вспылить, Кайа еще раз попыталась заговорить.

— Из чего же тогда сделан ваш меч, милорд?

— Из альбы.

— Но… альба ведь белая. И хрупкая… — Менестрель чуть замедлил шаг и посмотрел на Кайю более внимательно, чем прежде.

— Черная альба прочнее стали.

И вновь молчание. Он не хочет разговаривать? Прекрасно! Значит, от нее он тоже слова не услышит! Кайа понимала, что Черный Менестрель мог ее и не спасать, а потому особой благодарности не испытывала. Тем более что он, по-видимому, пресекает все попытки завести разговор, потому что уже жалеет о содеянном. Что ж, Кайа тоже умела хранить молчание сутками. Она еще посмотрит, кто первым заговорит!

— Милорд, мы не можем остановиться на ночь? Уже темно.

Тонкий серп молодой луны выглядывал из-за темных верхушек елей. Холод леса, влажность, дрожь по всему телу из-за сумрака… где-то чуть впереди ухнула сова. Кайа невольно поежилась. Он вообще ее слышит?

— Милорд, уже холодно, — чуть громче повторила она. Черный Менестрель тихо обернулся к ней:

— Бывает холод более жуткий, чем прохлада ночи.

Тихий голос лишь усилил дрожь, бившую тело девушки. Кайа чуть прибавила шагу, чтобы поравняться с Черным Менестрелем. Его темная фигура едва уловимо мелькала в блеклых просветах меж деревьями, и девушка боялась вообще упустить из виду его силуэт.

— Когда же мы остановимся на ночь, милорд?

В ответ — тишина. Он точно глух. Она уже хотела высказать все, что накопилось, как неожиданно в голову Кайе пришла ужасающая мысль: может быть, Менестрель вообще не спит. Великий Эру… сердце невольно замерло и тут же ускорило ритм. Что же это за человек? Да и человек ли вообще? Тут неподалеку должна быть одна из деревень лорда. Можно незаметно затеряться… мысли перебил тихий голос спутника:

— Вы замерзли?

Кайа кивнула, озадаченная столь неожиданным проявлением опеки. Менестрель расстегнул пряжку плаща, звездное небо на миг исчезло в черноте. На плечи девушке легла тяжелая ткань, еще помнящая чужое тепло. Кайа тут же почувствовала себя лучше. Мужчина внимательно всмотрелся в ее лицо, освещенное лунным светом, прежде чем продолжил путь.

— Разве мы не остановимся на ночь, милорд? — растерянно отозвалась Кайа, не двигаясь с места. Менестрель обернулся.

— Нам нужно выйти из леса до рассвета. Вы уже устали?

— Я не спала прошлой ночью, поэтому сил почти нет. И холодно, — добавила девушка, плотнее кутаясь в теплый плащ. От ткани пахло чем-то вкусно-мужским, уютным. Глаза слипались сами собой.

— Осталось совсем немного. Еще час вы продержитесь?

— Постараюсь, милорд.
 
« Пред.   След. »
 

Пожалуйста, ответьте на вопрос...

Приносит ли пользу этот сайт?


"Свеча" - христианский электронный журнал