Забыли пароль?
далее следует некоторая информация...



СВЕЧА - Главная arrow Публикации (Статьи) arrow Творческая Свеча arrow В погоне за чудом (ч.2)
В погоне за чудом (ч.2) Печать E-mail
05.08.2015 г.
Часть 1. Каждая репетиция стала пыткой, хотя Даня появлялся не всегда. Мама заметила, что дочь потеряла аппетит, но играть стала больше обычного. 
- Было б из-за чего переживать, всего лишь группа. И тебе ли волноваться?
Мама верила в нее. Исправляла ошибки, допущенные с сыном. Отец молчал. Он казалось, не выходил из виртуальной реальности, даже когда не сидел за компьютером. 
- Хочется самой все выучить, а с ними быстрее сыграться, - сочиняла Женька, - смысла нет время тратить на репы, если могу одна поработать.
У нее есть телефон Стаса. Всякий раз, возвращаясь домой в маршрутке, Женя порывалась набрать номер и предложить Стасу репетировать в его комнате. Быстро соединить две гитары, а потом ей будет легче ориентироваться по нему… но она знала, что он скажет. Очередная бабья дурь, конечно – у нее ритм, а значит сыгрываться надо с басистом и ударником. Так и ехала Женька, вертя в руке телефон, а другой – придерживая чехол с гитарой. Смотрела на заветные цифры и не решалась нажать кнопку. Небось, еще бы спросит, почему. Тебе не нравится с нами играть? База плохая? Да все прекрасно. Как было у Дани, только без чая.
Но и без водки. 
Брат говорил, такое случилось всего пару раз. Они ребята серьезные и в гараже собиралась играть, а не бухать. Всего два раза Даньку сорвало. Наверное, когда развелся. На какое-то время группу забросил, ударился во все тяжкие, чего никто не ожидал. Женьке неприятно об этом думать. Все мелось под одну гребенку в пору крушения авторитетов. Даже чудесный правильный Данька. Именно тогда, не отдавая себе отчета, она влюбилась еще сильнее. Человеческое, слишком человеческое.
Сегодня он здесь. Знать бы, по каким дням они репетируют, и поговорить со Стасом. Чтоб не совпадали. Иначе работа не идет.
- Привет, Женёк! – проворковал он.  
Как она ненавидела эту ласковость! Лучше бы одним приветом обошелся.
- Забываю спросить, в институт-то надумала поступать?
- Да, - она почему-то потупилась.
- А что так грустно? Не хочется? 
- Не знаю. Хочется перемен. Новых людей в жизни… но страшновато.
- Куда надумала?
- На музыковедческий.
Он присвистнул.
- А у нас такой есть?
- В Москве.
- Круто! – помолчав какое-то время, изрек Данила.
Самому за тридцатник а все «круто», - буркнула про себя Женя. Данька переобщался с молодежью, перенял их жаргон, но Женьке отчаянно казалось, он пытается общаться с ней на ее языке. Раздражало, как всякие компромиссы. К тому же, это не ее язык. 
- И как там, тяжело поступить?
- Сольфеджио суровое, - вздохнула Женька, - десять вопросов в билете и все надо петь. Когда ты не пианист и не скрипач – непривычно… приходится дополнительно заниматься.
- Обалдеть. Выходит, у тебя совсем нет времени?
- Почти нет. 
- Родители не ругают за групповую деятельность? – он улыбнулся, как старший брат.
- Отцу все равно, а мама хоть и волнуется, но не протестует. Верит, что я организованная и могу все успеть, если захочу. 
- Да, главное расставить приоритеты. Ты девушка серьезная, справишься. Только здоровье не подорви. 
Она кивнула. Тут же появился Стас. Улыбнулся теплой улыбкой, взял гитару.
- А я думал в Москву перебраться, - продолжил Даня, сев перед Женькой на корточки и взяв ее сцепленные руки в свои, - тут ничего не держит, делать нечего. И в этом жутком городе был бы один милый сердцу человек…
Она не поняла, о ней ли сказана последняя фраза или о нем. 
- Да, конечно, было бы здорово… одной в чужом городе, да еще в таком…
- О чем это вы, пардон, что вмешиваюсь? – Стас.
- Да так, о будущем, - Даня пожал Женины руки и резко встал, - о будущем.
- Какое тебе будущее? нам, увы, уже за тридцать, - хохотнул Стас.
- Все тайны выдал! Я стараюсь меньше лгать, больше злиться… - пропел, направляясь к двери.
Хорошо хоть не спросили, знает ли Женька происхождение цитаты. Есть у старших неприятная манера – уличать молодую поросль в безграмотности. Хоть это всего лишь песня. Как сказал классик, как сказал поэт, в переводе такого-то… И снисходительно так смотрят, мол откуда тебе знать! конечно, ты еще под стол пешком… 


Лара нервничала. Повесть, которую собиралась предложить почтенной публике, написана четыре года назад после долгого молчания. Как представляется ей теперь, тот год провел рубеж между ею-ученицей и ею-профессионалом. Все, что написано до – лишь тренировка. Надо же на чем-то учиться, набивать руку. Год молчания пережила тяжело – казалось, больше никогда ничего не напишет. Нечего сказать. Стала править уже написанное – насколько могла тогда, хотя по большому счету все казалось приемлемым. Это сейчас приходит в отчаяние, перечитывая даже свежие вещи – неотточенный слог, замусоренный текст. И сколько ни правь, всегда найдет, к чему придраться. 
Надела белую блузку и прямую юбку, чуть прикрывающую колени. Юбка нарядная хоть и джинсовая – с бисерной вышивкой. Высокие сапоги с пряжками и молниями. Из украшений только серебряные кольца. Не слишком официально и все-таки подобает случаю. 
Она всегда робела перед публикой, а произведений своих читать и вовсе не доводилось. Друзьям скидывала по мейлу или на флешки и даже в стародавние времена, когда они собиралась в ее комнате и зачитывали первые беспомощные рассказы, Лара подсовывала свои творения подруге. Та умудрялась разбирать ее почерк и читать с выражением, которого Лара совершенно не чувствовала. 
Начинающая уже двенадцать лет писательница, ранее нигде не издававшаяся и не состоящая ни в каких студиях, группах и кружках. Никогда не считала свои произведения хоть сколько-нибудь стоящими, но с того рубежа четырехлетней давности кое-что изменилось. Появились одна за другой повести – четыре подряд, которые объединила в сборник с названием «На рубеже». Три из них прочла лучшая подруга, признала, что стиль заметно изменился. Это достойно печати и продажи в книжных магазинах. О той, что она собиралась читать сейчас – «сильная вещь». Мозги вправляет и мир переворачивает. И прекрасно – не стремилась она писать для отдыха после тяжелого рабочего дня. Ее читали долго и вдумчиво. Смаковали, не хотели торопиться. Лара сомневалась – не является ли подобная характеристика эвфемизмом к неувлекательности. Ведь если книга увлекает, ее глотают, а не смакуют. Но решись спросить у друзей, сочли бы напрашиванием на комплимент. 
Повесть, по Лариным подсчетам, могла занять часа полтора. Антракт предусмотрен. Народу немало. Девушка предпочитала не смотреть на публику и заняла наступательную позицию – так ей удавалось скрыть волнение. Объявила резко, отрывисто, предупредила, что тематика нечастотная, но каждый пишет как дышит и о том, чем живет. 
Начали. Хоть и основано на реальных событиях, они имели место в далеком прошлом, с уже несуществующей ею. К тому же, она репетировала прочтение дома и даже записала на диктофон. Голос звучал ровно и отчетливо. Аудиозапись помогла сменить угол восприятия. 
В антракте она избегала выходить в буфет и натыкаться на слушателей. Боялась их вопросов. Пусть все будет после. Пока и нечего спрашивать.
Поехали дальше. Призраки прошлого восстают из сердечной могилы и вызывают то улыбку, то комок в горле – предательский, неуместный. Казалось, только Лара понимает, где смеяться и когда плакать. Фотографы отвлекали щелканьем затвора. Но в целом все лучше, чем она ожидала: люди не ходили туда-сюда, не звонили мобильники, и не слышалось перешептываний. Ей уже все равно, что в очках она выглядит ужасно, и не спасут никакие наряды и стильные штучки. Писателей надо читать, а не видеть и слышать – говорила Дафна Дюморье. Так что не отвлекаться. Если после такого выступления им захочется ее читать – это победа. Хотя Лара не узнает об этом.
Она уже не живет прошлым, которое описывала. Пережито давно, а черта проведена четыре года назад. Сколько жизней сменилось за одну ее скучную и короткую! В настоящем - любимый человек в больнице, не может говорить и ответить взаимным чувством. Впрочем, это и не чувство – это состояние души. Ее любовь. А для него – только волнение крови и прочих жидкостей в организме. И зачем она рядом, на что надеется, чего ждет? Продолжение...

 
« Пред.   След. »
 

Пожалуйста, ответьте на вопрос...

Приносит ли пользу этот сайт?


"Свеча" - христианский электронный журнал