Забыли пароль?
далее следует некоторая информация...



СВЕЧА - Главная arrow Публикации (Статьи) arrow Творческая Свеча arrow В погоне за чудом (ч.3)
В погоне за чудом (ч.3) Печать E-mail
05.08.2015 г.
Часть 2. Голос дрогнул, когда вспомнила об этом. И о его матери, когда та упрекнула ее в поисках богатых кавалеров. А она приехала с ее сыном на скорой, став невольным свидетелем аварии (хотя год не виделись, и он не желал общаться без известных последствий). Ночь в реанимации, день рядом с ним – пока не приехали иногородние родственники. И если бы она захотела – чего проще, прыгнуть в койку еще год назад и всем завладеть. Имуществом, телом… а ей нужны мысли, разум, чувства. Уважение. Нормальная семья, которой с ним не получится. Он из другого мира и ему нельзя доверять. Тогда почему она рядом и зачем это терпит? Она ему никто и справедливо не бояться упреков чужого человека. Она не бросит мужа-инвалида, друга-молчуна, даже приятеля, нуждающегося в помощи. Он же - никто и она в его жизни – глупый эпизод, уже стертый из памяти. Если бы ни авария. Если бы Лара не оказалась рядом.
В зале тишина. Позже девушка видела фотографии – публика с загруженными лицами. Остановиться невозможно, будто ком с горы. Не о том она думает, прошлое в прошлом, но в какой-то момент почувствовала, будто публично исповедуется. Защипало в глазах, стало жалко себя. И ту старую жизнь, ту чистейшую любовь, которой больше не будет. Другие - возможно, но такой – никогда. 
Заведующая перестала прохаживаться, выворачивая к чтице руку с часами. Время будто остановилось, но все-таки Лара помнила, что его мало. Дочитав, спешно встала из-за стола, ринулась в зал и заняла свободное место. Жалела, что не открыла дискуссию. Позже раздались аплодисменты. А еще позже – мнения в фойе, в раздевалке, на улице. Зацепило. Продолжения бы. Неужели такое бывает? Неужто это случилось с вами? Ах, такая любовь, такая любовь!
- Лар, поздравляю, это успех!
Обернулась. За спиной он – герой прочитанной повести.

Стас провожал Женю на остановку после репетиции. Майский сумрак напоен ароматом сирени, пение соловья прорывается даже сквозь городской шум.
- Не хочется начинать этот разговор, - промолвил Стас, - просто вижу, что тебе будто не слишком с нами комфортно. Может, скажешь, в чем дело?
- Нет, что ты! – Женя опешила. – Мне у вас очень хорошо. Просто волнуюсь из-за поступления, Москвы и всего прочего… 
- Так всегда на пороге новой жизни. Но я уверен, ты справишься. Хотя мне и неловко напрягать тебя в столь насыщенное время.
- Не волнуйся, я не перенапрягусь. И на качестве игры это не отразится. 
- Я и не волнуюсь. Просто хочется, чтобы тебе было хорошо. С Даней вы давно знакомы?
Женя замешкалась с ответом, над которым и задумываться не стоило. 
- Уже лет восемь. Он друг брата. Я часто бывала у него.
Стас промычал что-то в ответ. 
- Если вдруг я не справлюсь, ты можешь попросить сестру выступить? – Женька предпочла увести разговор подальше от Дани.
- Попросить-то я могу… но вряд ли она согласится. 
- У нее парень погиб? – Женя замялась, не зная, стоит ли задавать такие вопросы.
- Не то что бы… погибла ее любовь. 
Женя слышала, что он был звонарем и разбился, упав с колокольни. 
- Она такая же красивая, как ты?
Стас рассмеялся.
- Не знаю, насколько уж я красивый. Она же девушка. Разумеется.
- Вы похожи?
- Да. 
Вот и проспект замаячил серой лентой, подсвеченной фиолетовым. Женька не рассчитывала засиживаться на базе допоздна и жалела, что не взяла куртку. 
- Замерзла? – Стас заметил, как она ежится, и стал снимать джинсовку.
- Не надо, вон моя маршрутка, пойдем быстрее! – она рванулась к проспекту.
Стас в последний момент удержал ее за перекрестье лямок комбинезона. Такси промчалось в сантиметре.
- Осторожно, резвая ты моя! – он притянул ее к себе и слегка приобнял.
Она не спешила вырываться. В его объятьях тепло и спокойно. Карие глаза лучились привычной теплотой без всякой снисходительности. Женька не отрываясь смотрела в эти глаза, тонула в них, забыв обо всем на свете. Ее собственные закрылись. Хотелось удержать в памяти все подробности, и переиграть на тысячи ладов! 
Она сама потянулась к нему и неумело ответила на поцелуй. Даже сквозь закрытые веки различала зеленый отсвет. Надо бы перейти дорогу. Вокруг зашелестел народ…
Лара вызвала такси и поехала к родителям. Возвращаться в пустую квартиру ужасно не хотелось.
Такого завершения вечера она никак не ожидала, хотя воображение с каждым годом развивается. Развинчивается, срывает крышу.
Он, разумеется, был с женой. Ее Лара тоже изобразила в своей повести. Если бы встретить их в буфете, раньше, без толпы вокруг – возможно, они бы поговорили. Лара не уверена, что хотела этого. Нет, она не прочла злобы в их взглядах. Скорее изумление. Конечно, люди пришли послушать сказку, а по ходу развития сюжета обнаружили себя ее героями. Только имена другие. И, разумеется, никто из присутствующих в зале не узнал бы… в этом очарование тайного порока. Невидимая хрустальная нить, связывающая только их троих. А мир вокруг – декорации.
Что если бы он стал попрекать ее? Или оправдываться? Или самодовольно ухмыляться? Какой могла быть реакция человека, который пишет с двенадцати лет и вероятно, сам мечтал о писательской карьере, да не сложилось? А сложилось у девочки, которая была влюблена в него лет десять назад и которую он уже года три не видел? И вдруг эта девочка выставляет его персонажем своей повестушки! А народ слушал, шмыгая носами, подавшись вперед, сплетая руки от нетерпения. 
Поздравляю, это успех! – так и пульсировало в голове. Интересно, что же все-таки они почувствовали – даже интереснее про жену. Она ведь появилась после исчезновения Лары из его жизни и, пожалуй, не знала подробностей. Лара усмехнулась своим мыслям. Придут домой, устроит ему разборку! 
- Тьфу, елки! – шофер приправил восклицание матерной бранью. – Лезут тут всякие под колеса!
Лара вскользь увидела, как высокий длинноволосый парень оттаскивает от проезжей полосы девчонку в джинсовом комбинезоне. Забавная парочка.
Так вот, интересно. Самую малость. Если бы раньше, этот эпизод не шел бы из головы неделю. А теперь – малость. Прошлое в прошлом. Она опять усмехнулась. Как, должно быть, незавидно оказаться в таком положении и переживать весь вечер то, что пережили эти двое! Жена-то что? ее Ларино перо почти не коснулось – разве что пощекотало женское самолюбие, обмахнув острым кончиком внешность. Ох и колоритно расписано! Все мы любим себя и кажемся себе красавцами, а со стороны иначе. Особенно в глазах соперниц! А ему досталось изрядно. Бедняжка!
Моя книга выходит в сентябре. 
Разве думала она, что он ее прочтет? Под псевдонимом, без фотографии – он никогда бы не узнал автора. В городе осталось два книжных магазина – типография и неподъемно дорогущий. Остальные позакрывались. То же происходит с издательствами и библиотеками. Бумажные книги покупают все меньше. Скоро и писателю не на что будет рассчитывать. Лара уже не представляла картину: кто-то из старых друзей гуляет по книжному и натыкается на ее талмуд. Открывает на середине, читает абзац. Качает головой, переворачивает, читает аннотацию или отзывы. Пролистывает. Ставит на полку или идет с книгой к кассе? Если бы узнал в авторе старую подругу – второе. А если нет? 
Она сделала все, что бы нет.
Кроме этого дурацкого мероприятия, о котором было заявлено на сайте библиотеки. Никаких афиш, ничего. Кто им сказал? Откуда узнали – неужто заходят на сайт?  Вряд ли люди, не посещающие библиотеки, подозревают о существовании такого ресурса. Библиотека – что-то старинное, давно ушедшее в небытие, или существующее только для старушек, которые не в ладах с техникой. Оказываются, эти заведения выпрыгивают из шкуры, привлекая читателей. Чтобы не закрыли. Как покинутая любовница: посмотри, я и такая, я и сякая, и так могу и по-всякому! И споем и спляшем на центральной площади. 
Жаль, она не успела их допросить. Кто-то оттеснил, оттер, позвал… даже не попрощались. Но ей теперь есть о чем волноваться. Этим людям больше нет места в ее жизни. Точки становятся все жирнее и ненужнее. 
Она поняла, что хочет стать писателем. Проще жить, придумав себе цель. Если оставить высокие слова и признанные смыслы, сформулировать четко повестку дня – легче. Она будет стучать во все двери, будет шлифовать уже написанное, сочинять новое, браться за работу всякий раз, когда наваливается темнота и обуревают лишние мысли. Только мотивов не могла понять. Тщеславие? Доказать ему, что не только красивая, но и умная? Неужели он правда считал ее глупой? Или только подзуживал… 
- Значит сам дурак, - говорила подруга.
Да уж, пожалуй. И стыдно, что влюбилась в такого. 
Доказать ему или себе? Чтоб родители гордились. Чтоб с работы уйти. Посвятить себя любимому делу – высокооплачиваемому хобби. Мечта! Пора осуществлять ее своими руками.
И что-то стало получаться. Ширилась читательская аудитория. А первый успех воодушевит, известное дело. Стоит только выйти книге – Лара почувствует себя увереннее. Больше не будет стесняться читать своим вещи перед публикой. Отстаивать свои идеи. Вечные ценности, столь непопулярные в наше потребительское время. Ей есть, что сказать и она знает, что правда на ее стороне. Благо, у писателя век не короткий. Она еще молода и полна сил. И желания сделать мир лучше. Именно сейчас – странное дело, в восемнадцать ей было плевать на мир. Тот, что внутри казался единственно стоящим.
Она больше не рисовала картин: он возится в гараже, а она сидит с ноутбуком на продавленном диване. У них нет будущего. Совместного во всяком случае. Неважно, выздоровеет он или нет. Ему по-прежнему нужно только ее тело, а ей – душа. Не его, а того, кого придумала и поселила в его оболочку. Хватит иллюзий, ложь – оружие сатаны. Реальность болезненна и горька. Она пишет о ней, чтобы выжить, а не примириться.

Женя вернулась домой с улыбкой на устах и сияющими глазами. Это не укрылось от маминого взгляда, но вопросов не последовало. Обычные «как дела?» и «есть будешь?» Жене хотелось остаться одной и думать о нем. О ком? 
Ребята говорили, что Стас на нее запал, как только увидел. Но она не верила. Шушукались за спиной, подкалывали его. Он намного старше, умнее, интереснее… чем она могла его пленить? И все же, если бы она не была такой слепой, заметила бы. 
А он не слепой. Заметил, что она сохнет по Даньке. Стас ничего плохого о нем сказать не мог. Да и кто бы смог! Но выразил предположение, что это детская восторженная любовь, которую стоит хранить, как дорогое воспоминание. А рядом он – живой и теплый, близкий и родной. 
Неужели все так просто? С первого поцелуя изменить отношение ко всему на свете? Правильно ли? нормально ли в принципе? Женька металась по комнате, не включая света. В магнитоле Стинг, за окном ослепительная луна.
А Даня? Он все еще видит в ней маленькую девочку. У него наверняка есть женщина. Ее восторженность сменилась жалостью, когда узнала о разводе и водке на репетициях. Захотелось увидеть брата, поговорить с ним. Как-нибудь исподволь, чтоб он не догадался, не засмеялся. А лучше с его женой. Она не станет потешаться над маленькой девочкой. 
А если он переедет-таки в Москву? Будут ли они видеться? Нет, лучше не надо. 
Может, сама никуда не поедет – здесь же Стас. Как теперь быть? Неужто он пять лет будет ее ждать? Или вместе перебираться в Москву… было бы здорово, но неожиданно. 
С родителями говорить смысла нет. Любовь не причина, чтоб учебу под откос. Да почему под откос – можно и здесь что-то найти…
Женя высунулась в окно почти наполовину. Одуряюще пахнуло сиренью, соловей перекричал Стинга. 
Какая Москва? Она сейчас-то себя еле оторвала от Стаса – никогда бы не подумала, что расставаться так мучительно. Так бы и грелась в его объятьях, целовала бы и любовалась его глазами, улыбкой, слушала бы тихий бархатный голос, тонущий в реве машин. 
Будет очень нагло, если она позвонит ему сейчас? И что скажет? Губы разъезжаются в улыбке. Еще час назад был Данька, а теперь – Стас. Неужто она такая свиристелка? Что он подумает? Нет, нельзя звонить, она же серьезная девушка. Официально. Но даже серьезные девушки не всегда знают, чего хотят, и как поступить. Выпускной класс, экзамены, дополнительные занятия, группа, а тут еще весна, любовь… Главное, не потерять сосредоточенности. Справиться со всем, а потом выбирать. Куда и с кем. Продолжение...

 
« Пред.   След. »
 

Пожалуйста, ответьте на вопрос...

Приносит ли пользу этот сайт?


"Свеча" - христианский электронный журнал