Забыли пароль?
далее следует некоторая информация...



СВЕЧА - Главная arrow Публикации (Статьи) arrow Творческая Свеча arrow В погоне за чудом (ч.8)
В погоне за чудом (ч.8) Печать E-mail
17.08.2015 г.
Часть 7. Монахиня извинилась, что гостиница для паломников в состоянии ремонта, а корпус для тружеников забит. Май, самое время. Придется ночевать в храме. 
- Там уже разместили паломников из Курска. Женщин, разумеется. Мужчин мало, они ночуют в автобусе.
Выдали матрас и подушку. Знакомая предупреждала, надо брать с собой простыни. Марина полезла на клирос. Там уединенно, как в своей комнате. Подставки и ноты убрали. Кроме нее на балконе разместилось еще человека три, но в отдалении. Внизу кто на лавках, кто на солее, кто на полу. Акустика потрясающая. Марина слышала, как дочитывали вечернее правило – группа женщин у алтаря. Ночующие на клиросе бубнили над ухом последование к причащению. Марина свернулась под простыней и накрыла ухо наушником. Так и отключилась.
Проснулась среди ночи от жуткого грохота – подсвечник упал. Марина подползла к краю, глянула сквозь прутья решеток вниз. Копошился охранник, у входа зеленоватый едва различимый свет. Храм содрогался от многоголосного храпа – не все сестры услышали падение подсвечника.
Ну вот, теперь точно не засну, - обреченно подумала Марина. Перевернулась на другой бок и... проснулась около шести утра. Кто-то складывал матрасы, кто-то ходил туда-сюда. Туалет за углом храма. Вода прохладная, но не ледяная, можно и голову помыть, если волосы короткие. Марина нехотя встала, понимая, что на сборы уйдет минут пятнадцать, а потом решительно нечего делать до литургии. Присоседишься к читающим утреннее правило или прочтешь сама, а потом – сиди на лавке или по территории гуляй. Тут все просыпались рано. Особенно те, кто пек просфоры или ухаживал за скотом. 
Юродивой не было и, разумеется, предсказать ее появление невозможно. Вряд ли все эти люди приехали к ней. Марина пока ни с кем не познакомилась, не пообщалась и не собиралась допрашивать, кто с какой целью здесь. Хотелось тишины, покоя, смены обстановки. Хотелось увидеть людей, которые живут иначе. Убедиться в том, что они существуют. Возможно, попробовать этой жизни на вкус. 
Разве найдешь такой уголок в Англии? 
Она, конечно, думала о Стиве. И всякий раз портилось настроение, от сознания собственной вины. 
Литургия начинается полдевятого, а ранняя – в шесть, но в другом храме. Завтрак до второй литургии. Каша и сладкий чай с кусочком белого хлеба. 
После литургии у каждого свое послушание. Марина мыла полы в трапезной. Проходя мимо кухни, уловила кислый запах залежавшихся яблок – помнится с детства, на даче. Деревянные полы и жестяные тазы. Низкие потолки и высокие пороги. 
- Вот здесь она обычно и спит, - послышался женский голос. 
- Кто?
- Стеша.
Марина поняла, что говорят о юродивой. 
- Прямо под столом?
Молчание – видимо, кивок.
- И что спокойно не жилось? Молодая интересная девка!
Такого Марина не ожидала. Ее представлялась женщина средних лет, в лохмотьях, с обветренным лицом и свалявшимися волосами или вовсе скрытыми приросшим к голове платком. Но чтоб молодая интересная…
После трапезной Марина пошла убирать храм. Протерла подсвечники, смахнула пыль с икон и лавок. Полы уже кто-то вымыл. С непривычки спина заныла, Марина вышла на улицу, посидеть на лавочке. Народу удивительно мало – куда все подевались? Только влюбленная парочка прохаживалась по аллее. Вчера Марина их не видела – светловолосая девушка в джинсах и высокий парень аскетического вида. Она-то думала, тут все церковные дальше некуда. Вид у парня бледный и усталый, девушка будто спала на ходу.
- Ну и что, батюшкины слова тебя не порадовали? – услышала Марина реплику парня.
- Да не то чтобы… просто как-то непонятно… если послушаюсь, все резко рухнет. Все, чем жила и к чему стремилась… - откликнулась девушка.
- Я бы хотел, чтоб ты послушалась. Страшно отпускать тебя в Москву. Разумеется, я эгоист и настаиваю, чтоб ты осталась со мной.
Они прошли мимо, оживленно заспорив. Марина вздохнула и откинулась на спинку. Интересно, к какому батюшке они с такими вопросами обращались? Остаться или уехать? та же дилемма? И тоже любовь? Или все-таки другое? Марина понимала, ребята не сочтут ее сумасшедшей, если она кинется вдогонку и прямо спросит, кто и где дает советы. Здесь это в порядке вещей, многие за тем и приехали. Но не решилась. Как-то странно, что все вот так сразу может решиться. Найдешь, спросишь, удовлетворишься (или засомневаешься и рискнешь поступить по-своему?) и можно ехать домой? Как-то это все неправильно, откуда незнакомый человек может знать твою жизнь и разбираться в ней лучше тебя? Надо самой подумать, пережить, пропустить через сердце… да разве она еще этого не сделала? Почти десять месяцев. 
- Что такая понурая, красавица? – рядом села девушка в длинном сером одеянии. 
Марина смерила ее взглядом. На монахиню не похожа, на паломницу тоже. И определенно, раньше ее здесь не было.
- Да так…
- Да все так, кроме жизни, - девушка тоже откинулась на спинку и проводила взглядом удаляющуюся парочку. 
- Вот и думаю, как ее прожить…
- Дай тебе Бог надумать правильно. Хотя вряд ли, конечно. Мы дальше этой секунды знать не можем. А промышлять надо в вечности. 
- Тогда и смысла нет думать?
- Иной раз и нет. 
- Плыть по течению?
- По течению сама знаешь, что плывет, не у храма говорить, - усмехнулась девушка, - волю Божию узнавать надо. На то нам и разум. Вечность Его, только Он все знает.
- И как же Его волю узнать? Нашим-то разумом…
- Молиться, чтоб открыл. 
Как у нее все просто, аж смешно! Марина растерялась, замолчала. 
- Ну ладно, пора мне уже, - девушка встала, одергивая странную робу, - не изводись, а то и на родине как на чужбине станет.
Марину передернуло.
- Эй! – понимая, что звучит некрасиво, приподнялась на лавке и потянула руку вслед уходящей фигуре.
- …И враги человеку домашние его… - монотонно и звучно, как псаломщик.
Девушка не обернулась и не остановилась. Продолжение...
 
« Пред.   След. »
 

Пожалуйста, ответьте на вопрос...

Приносит ли пользу этот сайт?


"Свеча" - христианский электронный журнал