Забыли пароль?
далее следует некоторая информация...



СВЕЧА - Главная arrow Публикации (Статьи) arrow Творческая Свеча arrow Повседневная жизнь (ч. 2)
Повседневная жизнь (ч. 2) Печать E-mail

20.12.2015

Начало. - Ну так что с девочкой? – спросила учительница. – Десятый класс, приехала из Магадана несколько лет назад, папа военный, собирается поступать то ли в школу стюардесс, то ли на таможенный в политех – еще не решила. Читает нормально, остальное так себе. А если в школу стюардесс, нужен хороший английский.

- И если она только читает нормально, как сразу сделать хороший английский? – ошалело спросила она. Процесс обучения был для нее загадкой – практика в школе проходила по-другому: приходишь среди года, тебе дают учебник и книгу для учителя, знакомят с темой и говорят, что делать. И делаешь. А через месяц уходишь, и никто тебя не помнит и не имеет претензий. А тут – конкретный человек, с конкретной целью, и что с ним делать? 
- Давайте попробуем, - ответила она, - вроде пока я не шибко занята…
- Хорошо, тогда я дам ей твой телефон, она сама позвонит. Ничего, не бойся, надо когда-то начинать!
А зачем? Нет, правда… она хоть когда-нибудь задумывалась о будущем? Что делать после института? Как будто работа на нее с неба свалится да еще с ее-то возможностями – кому она нужна? Нет, не думала она об этом – институт слишком тяжело ей давался, она думала только о нем, пока училась, о том, как бы его закончить, а там – будет день и будет пища. Вот она и появилась.
Яна (так звали девочку) позвонила через две недели после этого разговора. Говорила уверенно и немного взбалмошно, сказала, что грамматика у нее нулевая, словарный запас тоже не ахти, говорить не умеет, на слух не понимает. В пятом классе у нее был репетитор, а еще был учитель, помешанный на технике чтения, поэтому читать научил, но она едва понимала, что читает и правильно ли. Класса с седьмого она закинула английский и теперь жалеет. Отлично. Работы, похоже, невпроворот.
Яна пришла в середине октября. Решила, надо ходить два раза в неделю – в среду и пятницу. Похвально. Только работать самостоятельно не собиралась: то это не успела, то сё не выучила, то презентацию по географии надо делать, то какой-то доклад…
- Мне перед тобой неудобно, но в школе столько задают! – говорила Яна.
- А передо мной-то что неудобного? – не поняла она. – Это тебе надо, а не мне.
Так ведут себя дети богатых родителей, - подумала она, - не поступлю туда - поступлю еще куда-нибудь, папа прикроет или денег даст. Яна казалась ей легкомысленной и обычной девчонкой, больше заинтересованной в парнях и шмотках, нежели в учебе и поступлении куда-либо. Она одевалась продуманно и разнообразно, от нее пахло хорошими духами, ее длинные волосы уже знали покраску, но они выглядели великолепно, благодаря хорошему бальзаму для волос http://parfums.ua/category/hair-conditioner. Вряд ли таким людям может быть по-настоящему неудобно перед двадцатилетним учителем в майке «айрон мэйден» и в клетчатой рубашке. Ее учительница метко охарактеризовала Яну – «свистушка». Пожалуй, можно с этим согласиться…
С грехом пополам Яна посетила занятия четыре. Уровень ее знаний повергал в шок. Она не могла выучить самые плевые темы для выпускного экзамена и ответить на банальные вопросы.
- Как ты будешь это сдавать в конце школы? – спрашивала она у Яны. – Экзаменаторы же будут задавать вопросы, а ты толком не понимаешь, о чем спрашивают.
- Ну, это я все выучу к экзамену! – отвечала Яна.
Интересно, каким образом, если сейчас ничего не учишь и не можешь запомнить, а перед экзаменом разом осилишь тридцать тем? – думала она с ужасом. Неужели человек может так переоценивать свои силы и способности? Разумеется, она не могла сказать ученице открытым текстом: «Яна, ты ни в зуб ногой, а английский – это совсем не так легко, как кажется». Чего ради, если она сама толком не знала, чего хочет и куда будет поступать? А папа-то военный, приплатит, если что – поэтому девочка спокойна. Пусть делает презентации по географии за дополнительную оценку, если это для нее так важно. 
Незаметно подобрались осенние каникулы. Всего неделя, но и этим можно воспользоваться, чтобы позаниматься побольше – так думала она, и подумали бы прочие ботаники, но не Яна.
- Каникулы – это святое! – заявила она. – Мы с семьей на неделю уезжаем отдохнуть. Потом я позвоню.
Но она не позвонила и через три недели после каникул. Так лучше – некуда спешить после школы (в институт она еще не вернулась), некого ждать, не к чему готовится и не за чем напрягаться. Уже в декабре, когда третью пару в институте отменили, и она вернулась домой раньше, Яна нагрянула прямо из школы, принесла ее учебники.
- А то скажешь, я с твоими книжками пропала! – весело щебетала нерадивая ученица.
Она совершенно забыла, что давала Яне книги. Она вообще слишком легко разбрасывалась своим добром – не собиралась ведь становится учителем, зачем оно все? Но хоть в этом вопросе Яна оказалась добросовестной. 
- Извини, что не позвонила – я подработать устроилась, совсем не было времени на английский!
Все ясно. Человек с другой планеты. Даже если на тебе джинсы от Армани, деньги не помешают и в шестнадцать лет. Главное деньги – а там, будет и английский, и что угодно. Так они и расстались – без сожалений. 
Потом появился Леха – шестиклассник, внук подруги ее соседки, к которой он ходил на дополнительные занятия по математике. Соседка и порекомендовала Лехе репетитора, ибо мальчик зарос в тройках. Она согласилась с ним позаниматься, не представляя, что делать. Но дел хватало – домашние задания, и на урок вперед. Леха едва умел читать, но со временем стал что-то понимать, оценки в школе улучшились. Ей же занятия тяжело давались: невыносимо повторять сто раз одно и то же, коверкать произношение слов, чтобы он хоть как-то из воспринял, выписывать незнакомые слова, упершись в тупик с транскрипцией, которую он, разумеется, не мог прочесть, а как иначе зафиксировать правильное произношение? Писать над словом русскими буквами? Вот ужас! Она не училась в школе, поэтому с трудом представляла, какой там уровень знаний языка, а себя на начальной стадии его изучения, конечно, не помнила. Она проходила практику в языковой гимназии, где шестиклашки умели почти все: читать, переводить, составлять диалоги, понимать на слух кассеты, составлять устные резюме услышанного, пересказывать сложные темы. Она училась в институте, где все прекрасно говорили по-английски – кто-то лучше, кто-то хуже, но все-таки, это была речь. Другого она не знала. И вдруг в ее образцовую лингвистическую жизнь вмешивается сначала Яна, а теперь Лешка, и оба они – просто откровение. Нет, не тупости и лени (хотя отчасти и этого), а средней школы, где все очень средне. Какая она счастливая, что избежала этого места! И правильно делала, что долго не втягивалась в репетиторство – хранила чистоту восприятия языка. Продолжение...
 
« Пред.   След. »
 

Пожалуйста, ответьте на вопрос...

Приносит ли пользу этот сайт?


"Свеча" - христианский электронный журнал