Забыли пароль?
далее следует некоторая информация...



СВЕЧА - Главная arrow Публикации (Статьи) arrow Творческая Свеча arrow Сочинение студентки Иняза: "Как я провел практику"
Сочинение студентки Иняза: "Как я провел практику" Печать E-mail
03.12.2015 г.
Практика оставила в целом хорошие впечатления и воспоминания, хотя ожидала я другого. Конечно, были моменты, которые впечатление портили, но со временем плохое забывается. Злобные тетки-методисты меркнут на фоне улыбчивых детских лиц. 
Итак, все началось пятого февраля после зимних каникул, длившихся всего неделю, в течение которой я спала и сидела в Интернете. Сессия, предшествующая каникулам, была просто кошмарной, поэтому отдыхать хотелось как минимум месяца три. В десять тридцать весь четвертый курс всех факультетов института собрался в лектории. Естественно, все туда поместиться не могли, поэтому бедняги стояли в киба-дачи два часа! Каратисты лопнули бы от зависти! Вообще, организация потрясающая, как всегда в нашем вузе, но это меня уже не удивляет и не возмущает. Возможно, потому что я все-таки умудрилась сесть. 
Установочная конференция (а это была именно она) состояла из речей умных светил нашего вуза и науки в целом. Первой выступала педагогиня (именно так ее и следовало называть, ибо один человек четко разграничил обычных училок и настоящих педагогов, и данный термин принадлежит именно ему). Услышав такое красивое слово, мы с Наташкой приклеили его к нашему лектору по педагогике. Это уже далеко не молодая дама, полная и маленькая, с внешностью типичной бабушки и характерной походкой. От ее голоса я не успела очухаться после экзамена и теперь мне опять приходится его слышать! Слава Богу, тут галдеж, особенно в последних рядах, слышно плохо. 
- А вы знаете, что у Педагогини парик? – спросила у нас сидящая рядом Катя.
- Нет, откуда нам знать? – ответила я, тщетно борясь со сном. Сегодня легла в шесть тридцать, заснула в восемь, в встать пришлось уже в девять тридцать. Первый час все было нормально, но потом депривация сна дала о себе знать. 
- Как это откуда? – удивилась Катя. – Вы что, экзамены ей не сдаете?
- Сдаем, - ответила Наташа, - но я обычно смотрю в свой листочек и считываю с него все, что удалось списать.
- А я на нее стараюсь не смотреть, - призналась я.
- И зря, - сказала Катя, - я смотрю. Вот уже три экзамена ей сдаем, и я, как ни посмотрю, парик всегда ей на брови съезжает…
Мы тихонько заржали. Потом у нас с Катей нашлось еще много тем для разговора – мы учились в одном классе, точнее числились, ибо я училась дома, и не знала почти никого. У Наташки с ней нашелся общий интерес – каратэ, и занимались они у одного сэнсэя. Дядька тоже оказался своеобразным, поэтому обсуждали его долго. И не заметили, как Педагогиня передала эстафету молодой психологичке, а та, в свою очередь, – еще кому-то, и так не помню сколько раз. Стоявшие на полусогнутых ребята за нашим рядом тихо матерились, не решаясь просто уйти. Как оказалось, до поры до времени – потом к двери потянулись целые отряды пришедших «с ночи, (непечатное слово)!» и тех, у кого отсохли конечности. Так закончилась общая часть установочной конференции, а потом началась частная – короче, но веселей.
Мы перешли в одну из лекционных аудиторий нашего факультета. Сразу стало легче дышать, поскольку остались одни англичане, все свои. Появилась ответственная за практику НН (Нонна Николаевна), в прошлом наш преподаватель английского, и стала вещать. НН кратко и четко рассказала, кто в какую школу идет, кто там методисты и кого назначили старостой. Поскольку я начала засыпать прямо на парте, я отдала подруге свою записнуху и ручку с просьбой записать имена методистов и когда куда идти. 
- Гимназия номер одиннадцать, - отчеканила НН, - туда идут… (прозвучали наши фамилии), староста… (прозвучала моя!) и методисты…
Я уже ничего не слышала и не видела. Натаха ободряюще положила руку мне на плечо и еще чего-то отколола по поводу выходки НН назначить меня старостой. Кто-то заржал в голос, я даже знаю кто (уж слухом Бог меня не обидел). 
- Старосты, подойдите сюда, возьмите документы, - велела НН, - это директору, это учителю, это заполняется в канцелярии…
Я на негнущихся ногах подошла к ее столу и взяла все бумажки. Однако назначение меня старостой было лишь первым шоком. Второй последовал незамедлительно, просто всего сразу не опишешь. Когда НН назвала методистов, знакомая фамилия была только одна: Данилова. Тут у меня вообще сердце в пятки рухнуло.
- Данилова, - Натусик прилежно записывала всех в мою книжечку, - знакомая фамилия, кто это?
- Это та тетка, которой мы зачет по методике второго иностранного пятнадцать раз сдавали, - охотно напомнила я, дослушивая справа громкое шипение «блииииииин!!!» 
Зачет вообще отдельная история. Сдавали мы его так мучительно потому, что редко посещали семинары и набрали девять долгов. Данилова, дама с внешностью продавщицы рыбы на базаре, заставила нас представить все долги письменно, промучив предварительно целую пару, после которой у меня три часа болела голова. Голос у Даниловой под стать внешности, а жестикулировала она так, что казалось вот-вот прибьет меня своей мощной дланью (я сидела напротив). Ее жуткий голос и крашеные ярко-рыжие волосы, начесанные до состояния вороньего гнезда, до сих пор мне в кошмарах снятся. Одна мысль о том, что придется встречаться с ней вновь, а возможно, она и на уроки мои ходить будет, вызывала рвотный рефлекс. 
- Вас завтра ждут в кабинете номер пятьдесят один, в одиннадцать тридцать, - завершила речь о нашей участи НН. 
У меня одна мысль: за что? НН – самый любимый мой препод в этом гребаном вузе и как она могла так поступить со мной?! Всегда так: ты к человеку с любовью, а он тебе – под дых на вдохе. 
После конференции к нам подошла методист по педагогике, представилась, так как раньше мы не встречались. Дала свой телефон, который мне удалось записать лишь со второй попытки, а имя-отчество я не запомнила вовсе. Она попросила принести расписание уроков к концу недели, в деканат исторического факультета. О Боже! Началось… 
Помню (хотя с трудом), на улице шел снег, было как-то по-новогоднему уютно и светло. Здесь все казалось не таким уж стремным, я мечтала только об одном: добраться до дома, брякнуться на диван и вырубиться. Свою мечту я осуществила через полчаса. В шесть вечера папа долго пытался растолкать меня, чтобы ехать на день рождения к бабушке. Мама и сестра уже давно там, помогают с приготовлением ужина, а папа приехал с работы за мной. Это был самый мучительный вечер в моей жизни! Просто зверски хотелось спать, а негде было, да и нехорошо как-то. 
Вернувшись домой около полуночи, я просмотрела свою запкнижку и обнаружила там записи Натуса. Фамилии методистов были написаны в столбик, а ФИО учителя, который должен нас завтра встретить – просто Клюшкина Л.А. Меня аж в пот бросило – НН же сказала, как ее зовут! А я староста! И что я, припрусь завтра в школу и от лица всего коллектива выдам: «Здрасьте, а вы – Клюшкина Л.А.?» Ну, хороша, ничего не скажешь! Чтобы я еще раз доверила ей записывать такие важные сведения!!! В общем, устав нервничать и напрягаться, я легла спать и заснула мгновенно. Продолжение...
 
« Пред.   След. »
 

Пожалуйста, ответьте на вопрос...

Приносит ли пользу этот сайт?


"Свеча" - христианский электронный журнал