Забыли пароль?
далее следует некоторая информация...



СВЕЧА - Главная arrow Публикации (Статьи) arrow Духовная Свеча arrow Аскольд Белоусов - Размышления о жизни царя Езекии
Аскольд Белоусов - Размышления о жизни царя Езекии Печать E-mail
01.12.2008 г.

"Вот, во благо мне была сильная горесть, и Ты избавил душу мою от рва погибели, бросил все грехи мои за хребет Свой" (Ис. 38,17)

Перечитывая еще и еще раз Библию и отвечая на вопрос: кто более всех возвышен в глазах Божиих из царей иудейских, я думаю, что мы без колебания выбрали бы два имени, хорошо нам известные: царь Давид и его сын Соломон. В Священном Писании подробно описываются их деяния, славные деяния этих царей, чьи произведения вошли в Библию, потому что были написаны по вдохновенью Божьему. Утешение мы находим в псалмах Давида, наставления мы находим в притчах Соломона. Да, это наиболее славные из царей Иудейских и мы вряд ли сумеем кому-либо из них отдать предпочтение.

Однако, был в Иудее еще один царь, которому Слово Божие уделяет не так много места. Он не славен никакими великими подвигами, в Слове Божием нет его книги, однако, это о нем говорится: "И такого, как он, не было между всеми царями Иудейскими и после него и прежде него" (4-я Книга Царств 18,5). Что же это за царь, который так возвышен в глазах Божиих? Это царь Езекия. Его история весьма поучительна. В ней нет великих героических дел, но это яркое свидетельство того, что не только дела важны для Бога, а и нечто другое. Чем же поучительна история Езекии?

Езекия - верный служитель Божий. Подробно о его жизни мы узнаем из 4-ой Книги Царств, 18-20 гл. Что представлял собой израильский народ до воцарения Езекии? В заключительных словах 17 главы 4 Книги Царств, мы читаем следующие слова: "Народы сии чтили Господа, но и истуканам своим служили". Удивительное сочетание. Нам трудно сейчас установить причину, заставлявшую так поступать не только израильский, но и иудейский народ. У них были высоты, дубравы, статуи и прочие идолы, которым они служили.

Вступив на престол, царь Езекия прежде всего начинает бороться с идолопоклонничеством. Он ходил путями своего праотца Давида, уничтожил идолослужение, истребил истуканов и восстановил истинное богослужение. Он разрушает высоты, уничтожает дубравы, разбивает статуи и т.д. Для этого нужно было иметь большое мужество. Он имел его, потому что "На Господа, Бога Израилева, уповал он" (4 Книга Царств 18,5). "И прилепился он к Господу и не отступал от Него" (6-ой стих).

Господь - вот источник силы Езекии, его мужества!

Но не только с языческими идолами повел борьбу царь Езекия. У израильтян хранился медный змей, сделанный еще Моисеем и они, как говорит Слово Божие, кадили ему, называя его Нехуштан. То, что некогда было символом их греховности, сделалось святыней, перед которой совершалось некоторое служение. Перевести на русский язык слово "Нехуштан" трудно, но по смыслу, как объясняют некоторые исследователи, оно обозначает "архибог". Это был уже не языческий истукан, а предмет поклонения израильтян. Нужно было иметь еще большее мужество, чтобы посягнуть на медного змея. Ни Давид, ни Соломон, ни другие цари не решились на это. Честь уничтожения этой языческой закваски в иудейском народе принадлежит Езекии.

Проявил этот царь себя и в политике: ко времени его восшествия на престол Израиль и Иудея были подвластны ассирийцам, платили им большую дань и находились в полной зависимости от них. Езекия решил освободиться от этого тягостного ига, в 7-ом стихе той же 18-ой главы 4-й Книги Царств мы читаем: "И отложился он от царя Ассирийского, и не стал служить ему". Ассирийский царь, конечно, не мог согласиться с потерей таких богатых провинций, и между ними завязалась война. Успех склонялся на сторону ассирийцев, Езекия хотел откупиться и внес огромную сумму серебром и золотом. Чтобы удовлетворить аппетит Сеннахирима, царя ассирийского, Езекии пришлось снять золото с дверей храма, но ассирийцам и этого было мало. Послав большое войско, Сеннахирим осадил Иерусалим, требуя полной сдачи. И вот тут Слово Божие рисует нам величественную картину, где с одной стороны действует надменность и грубая сила, а с другой - безграничное доверие Богу. У стен Иерусалима между посланными с обеих сторон завязался в высшей степени поучительный разговор. Надменные посланцы Сеннахерима задают посланцам Езекии вопрос: "Что это за упование, на которое ты уповаешь? Ты говорил только пустые слова: для войны нужны совет и сила. Ныне же на кого ты уповаешь, что отложился от меня? (4-я Книга Царств 18,19-20). Перечисляя дальше могущество ассирийцев и слабость тех, на кого мог бы надеяться Езекия, Рабсак - посланник Сеннахирима в, конце концов, доходит до того, что успех ассирийского оружия приписывает вмешательству Бога: "Притом же разве я без воли Господней пошел на место сие, чтобы разорить его? Господь сказал мне: пойди на землю сию и разори ее" (18,25). Эта грубая ложь нужна была, чтобы смутить, посеять сомнение в сердцах людей, защищавших стены Иерусалима и слышавших всю речь Рабсака, посланца царя ассирийского. Далее, возвысив голос еще больше, стал устрашать своей непобедимостью, по-иудейски обращаясь прямо к народу. Но народ доверял Езекии, доверял Богу. Ни посланцы, ни народ царя Езекии не ответили ни слова на надменную и богохульную речь Рабсака: "И молчал народ, и не отвечали ему ни слова, потому что было приказание царя: не отвечайте ему" (18,36). Богохульство Сеннахирима не осталось без последствия. В одну ночь был послан ангел в стан ассирийцев, который поразил сто восемьдесят пять тысяч воинов, а самого его убили сыновья, когда тот молился своему богу Нисхору.

Так оправдалось доверие Езекии Богу.

Проверяя собственную жизнь, можем ли мы найти в себе это качество? Нет. Как часто мы боимся доверить Богу свои дела и огорчаем Его своим недоверием.

Мы видим, что в своей деятельности царь Езекия всецело доверялся Богу и благодаря этому имел успех. И в личной жизни он был таким же - всецело доверяющим Господу.

Ему было примерно 39 лет, когда он вдруг заболел. И вот приходит к нему пророк Исаия и говорит: "Сделай завещание для дома твоего, ибо ты умрешь, не выздоровеешь" (Ис. 38,1). Мы все подсознательно понимаем, что рано или поздно это совершится - смерть придет к нам, но не зная точно, когда нам придется расстаться с жизнью, мы живем, не думая о смерти, как будто она нас не коснется. Как бы тяжело больны мы не были, до самого последнего момента нас не покидает надежда на выздоровление. И чем мы моложе, тем больше в нас желание жить, тем сильнее желание отодвинуть смерть как можно подальше. Езекия был еще в полном расцвете сил, как смерть вдруг оказалась у его порога, и смерть неизбежная, ибо о ней возвестил пророк Божий. Сильно огорчило это Езекию, ему хотелось еще жить, он был славным царем Иудейским, и ему хотелось быть полезным своему народу, как много планов его еще не было осуществлено, как много еще было дел для него здесь, на земле. Езекия отворачивается к стене и начинает свой разговор с Богом, к Богу он обратился в своей скорби. Он не возмутился, не стал сомневаться в словах Исаии, не обратился за помощью к своим ближним: жене, детям, своим советникам, врачам. Нет, он отвернулся от всех, от всего мира к стене, очами веры увидел он своего Бога, Которому и открыл печаль своего сердца.

Нам нужно помнить, что до пришествия Христа, до проповеди Евангелия, в мире не было ясного представления о загробной жизни, не было представления о вечности. Ни Закон, ни пророки ничего об этом не говорят. "И приложился к отцам своим," - так заканчивалось описание жизни человека. Поэтому смерть так страшила людей, страшила своим холодом, своим безмолвием. Молитва Езекии - образец отчаяния, глядящего в глаза смерти. "Как журавль, как ласточка издавал я звуки, тосковал, как голубь; уныло смотрели глаза мои к небу: Господи! тесно мне; спаси меня," - восклицает он (Ис. 38,14). Какая тоска, какая безысходность слышится в этих словах. Да, было от чего Езекии отвернуться к стене.

Трудно определить, почему Бог решил сократить дни жизни Езекии. Человек он был благочестивый, в своем обращении к Богу он говорит: "О Господи! вспомни, что я ходил пред лицом Твоим верно и с преданным Тебе сердцем, и делал угодное в очах твоих" (Ис. 38,3). Однако, мы не знаем, что мог Бог усмотреть. Решения Бога для нас иногда непонятны и необъяснимы. Это наглядно иллюстрируется в примере с Езекией. За внешним благополучием жизни царя Бог усмотрел нечто иное.

Исповедание Езекии. Мы уже вскользь касались соображения, что за внешне безупречной жизнью Езекии могли скрываться некоторые, может быть, и для самого Езекии неясные причины, приведшие его к "вратам преисподни". Мы видели его - отвернувшимся к стене, слышали плач, видели слезы на глазах его. Но когда он отвернулся к стене своего дома, разрушилась другая стена, стена его грехов. В заключительной части его уже хвалебной молитвы мы находим такие слова: "Вот, во благо мне была сильная горесть, и Ты избавил душу мою от рва погибели, бросил все грехи мои за хребет Свой" (Ис. 38,17). В этих словах звучит уже нечто иное, здесь нет уже слов: "Вспомни, что я…" и т.д. Это "Я" исчезает вместе с грехами праведника. Откуда же взялись грехи у праведника Езекии? Они были, но были за его спиной, и он не видел до сих пор свои грехи, он бросал их за свой хребет, но грехи снова возвращались к нему, и вот нужна была "сильная горесть", чтобы заставить его отвернуться к стене и наедине с Богом увидеть свое истинное состояние, нужны были слезы раскаяния, чтобы грехи были брошены за хребет не Езекии, нет, но Самого Бога и Самим Богом, т.е. нужно было полное примирение. И великое благо для Езекии заключалось не в том, что Бог прибавил ему пятнадцать лет жизни, а в том, что он получил это примирение, получил прощение грехов.

Езекия начинает новую жизнь

"Что скажу я? Он сказал мне, Он и сделал. Тихо буду проводить все годы жизни моей, помня горесть души моей" (Ис. 38,15).

Нечего было говорить Езекии, он должен был молчать и слушать, что скажет ему Бог. Потеряли для него значение и его положение, и его царственный сан, все отошло на второй план. Он стремится уже к другому. Он стремится создать достойную Славу Господу. И прежде всего он хочет возвестить об этом детям своим: "Как я ныне: отец возвестит детям истину Твою", чтобы в дальнейшем уже всем вместе: "со звуками струн воспевать в доме Господнем" (Ис. 38, 19-20).

Какая разительная перемена во взглядах!

Что же мы можем извлечь из истории Езекии себе в наставление? Очень многое.

Во-первых, мы видим, что Бог судит не по человеческим законам. Когда вначале мы говорили о Давиде и Соломоне, нам и в голову не приходило, что, будто ничем особенным не прославившийся царь Езекия удостоился такой высокой оценки со стороны Божией. Это лишний раз подчеркивает, что не внешняя сторона нашего служения ценна в глазах Божиих, но нечто иное. Что же иное мы видим в Езекии? Это, конечно, его безграничное доверие Богу, которое он проявил в момент столкновения с Сеннахиримом. Он не принимает вызова, он молчит, и вместе с ним молчит весь народ, когда из уст язычников льются потоки богохульных речей. Он твердо верит, что Бог защитит его и народ свой от посягательств царя ассирийского. Твердая вера и смирение - вот качества, которых многим из нас недостает. Мы не способны молчаливо выслушивать куда менее оскорбительные речи. Мы с трудом переносим простые замечания.

Сегодня на примере жизни царя Езекии Бог хочет научить нас твердой вере, непримиримости к идолопоклонству, мужеству в борьбе с чужими богами, безграничному доверию Богу, смирению и выдержке. Так будем же таковыми, какими хочет нас видеть Господь!

Наша редакция предлагает вниманию
читателя статьи, проповеди, заметки
БЕЛОУСОВА АСКОЛЬДА СЕРГЕЕВИЧА (1910-1993 г.),
служителя баптистской Церкви г. Тбилиси.
Материалы из архива Р.И.Азиковой-Белоусовой.
Редактор – Лидия Вяткина
Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
г. Кисловодск (Россия)

 
« Пред.   След. »
 

Пожалуйста, ответьте на вопрос...

Приносит ли пользу этот сайт?


"Свеча" - христианский электронный журнал