Забыли пароль?
далее следует некоторая информация...



СВЕЧА - Главная arrow Публикации (Статьи) arrow Духовная Свеча arrow Владимир Кузин – Раб, наемник или сын?
Владимир Кузин – Раб, наемник или сын? Печать E-mail
03.02.2009 г.

Как-то в нашей Владимирской Епархии я присутствовал на лекции о. Михаила (Морочева) по книге Сергия Страгородского “Православное учение о спасении”. Честно скажу: она раскрыла мне глаза на то, о чём я давно подозревал, но в чём боялся признаться даже самому себе. Объясню подробнее.

Не поверишь в Бога, не признаешь Его своим Владыкой и Господином – не только ничего хорошего от Него не получишь, но и вообще, Он тебя в такой бараний рог скрутит, что мало не покажется…”

Примерно такие слова я неоднократно слышал от иных бабушек, искренне полагающих, что таким образом они приводят людей к истинной вере. Чего греха таить, я тоже начал свой путь к Богу, когда, задумавшись о причинах своих бед и несчастий, внял подобным словам. Возможно, на первом этапе моего духовного развития “страх Господень” (который, как известно, есть “начало мудрости”) и был для меня необходим; однако в дальнейшем я всегда ощущал явное несоответствие такого понимания Творца и Его сущности (“Бог есть ЛЮБОВЬ”). “Неужели, - думал я, - Господу приятно приводить людей к Себе с помощью кнута или пряника? Разве отцу отрадно слышать от своего сына или дочери такие слова: “Папа, если ты больше не будешь меня наказывать и станешь постоянно угощать вкусненьким, я каждый день буду говорить тебе, что ты – самый лучший, самый умный и добрый в мире!”

Книга Сергия Страгородского развеяла все мои сомнения. “Раб! – сказал я о самом себе. – Самый настоящий! С небольшим оттенком наёмника. Но никак не “сын”. И сразу-было отчаялся, видя, в каком ужасном положении нахожусь; да вовремя спохватился: “врагу рода человеческого” только это и нужно – посеять в человеке мысль о невозможности своего спасения и духовного возрождения. И тогда я начал вспоминать о своём восприятии Творца в самые первые моменты моего прихода к вере. И нашёл то, что, в конечном счёте, и привело меня в тупик, и о чём патриарх Сергий сказал в своей книге: «Страх, ничего общего с Любовью не имеющий - и даже ее отрицающий». “…Совершенная любовь изгоняет страх…” (1 Посл.Иоан.4-18). И - явный эгоизм, ставящий во главу угла собственное благополучие. Рано или поздно каждый из тех, кто ищет Бога, искренне желает к Нему прийти, неизбежно столкнётся с ситуацией, когда необходимо будет честно ответить себе на вопрос: кто для меня Господь и что я от Него желаю получить? От этого зависит не только земная жизнь человека, но и его посмертная участь.

Итак, согласно Сергию Страгородскому, “раб” и “наёмник” Бога НЕ ЛЮБЯТ - как бы они от этого утверждения не открещивались и не пытались его опровергнуть! Они могут систематически ходить в храмы, выстаивать многочасовые службы и т.д. и т.п. – но делать это не из любви к Богу, а совершенно по другим мотивам: “раб” – из СТРАХА НАКАЗАНИЯ (либо в земной жизни – в виде болезней и скорбей; либо в загробной – боясь адских мук), а наёмник – с целью ПОЛУЧЕНИЯ ПЛАТЫ за свой “труд” (опять же или в нынешнем мире – здоровья, успехов, карьеры и т.д., или в небесном – “сладости рая”). Евангельские заповеди они выполняют с явной неохотой, но в обязательном порядке, поскольку чётко усвоили, что их исполнение сулит им личную выгоду, и притом немалую.

Не имеют “раб” и “наёмник” и любви к ближнему. Например, нищему такие люди кладут в ладонь денежку из жалости не к нему, а к СЕБЕ – мол, Господь увидит моё “благодеяние” и избавит от геенны, да к тому же воздаст мне, как и обещал, “седмерицею”.

Раб” и “наёмник”, даже если истово говеют, то с нетерпением ожидают окончания поста. Ибо чают после него вкушение обильной и изысканной трапезы, вожделенных плотских утех и возобновления столь желанных для них проявлений шуток, смеха, лицезрения развлекательных телепередач и т.д. Избавления от стремлений к удовольствиям мира сего они не хотят и готовы лишь к временному от них воздержанию (на период поста), дабы не прогневать Бога. Не понимая (или не желая понимать), что смысла в таком говении нет никакого, ибо человек в таком случае остаётся точно на том же уровне своего духовного развития, на каком он был до начала поста. Впрочем, и самого желания духовного совершенства у них нет; им вполне достаточно чисто ВНЕШНЕГО исполнения “закона” (то есть они остаются на уровне “ветхозаветного” человека).

Молитва “раба” в основном сводится к просьбам о ПОЩАДЕ, а “наёмника” – об УДОВЛЕТВОРЕНИИ НУЖД - личных или членов семьи.

Совсем не то - “сын”. Он воспринимает Бога не в качестве господина с розгами в руках или начальника-благодетеля, а как своего личного ОТЦА. Он любит Его потому, что ощущает в себе частицу Его Духа (“Излию от Духа Моего на всякую плоть” (Иоиль, 2-28)); или, говоря языком земных понятий, имеет с Ним кровное родство.

Пост и воздержание для “сына” не есть тягость и бремя. Это – радостный и светлый период, в который «сын» чувствует себя возвратившимся в Отчий дом, уподобившимся Отцу. “Сын” оканчивает пост духовно обновлённым, победившим многие свои дурные наклонности, и  главное – готовым этот свой потенциал сохранить и приумножить в дальнейшем, хотя бы не испачкать полученную во время поста чистоту в последующие “скоромные” дни. Он ставит своей целью не просто исполнение буквы “закона”, но главное – согласно заповеди Христа, духовное совершенство, то есть стремится стать ЛУЧШЕ.

Милостыня для “сына” – вовсе не способ получения награды от Бога. Это - средство ПОМОЩИ своему страждущему брату (поскольку “сын” воспринимает Господа как Отца всех людей, то окружающие для него – его родные братья и сёстры). Для “сына” творить добро просто приятно; оно ему так же необходимо, как и дышать. А зла он не делает не из боязни отцовского “ремня”, а потому, что испытывает к любому виду зла НЕВЫРАЗИМОЕ ОТВРАЩЕНИЕ!

Молитва “сына” дышит непритворной ЛЮБОВЬЮ к Богу, искренним ВОСХИЩЕНИЕМ Его величием и святостью. И если в молитве «сына» звучат просьбы об удовлетворении каких-либо нужд, то чаще всего не своих, а окружающих людей (нищих, калек и т.д.), причём для «сына» не имеет значения, связаны ли эти страждущие с ним родственными узами или нет. “Сын” желает добра ВСЕМ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ (а по большому счёту – всей Божией твари, как об этом сказал Исаак Сирин). Как-то митрополит Сурожский Антоний в своей книге “Духовное путешествие” поведал, что однажды нечаянно услышал молитву одного юного прихожанина:

Господи, - говорил тот, - я великий грешник пред Тобой и людьми. Но если, когда Ты явишься судить живых и мертвых, я окажусь достойным геенны, я готов быть ввергнут в нее, лишь бы поскорее пришло Царство Добра и Справедливости…”

Это слова истинного “сына”. И я думаю, что именно такого человека радостно встретит у дверей Небесной Обители Отец и введёт в Своё Царство… А “рабы” и “наёмники”, не способные на жертвенную любовь, останутся не у дел – пусть они в течение всей своей жизни точь-в-точь исполняли церковные обряды и таинства и евангельские заповеди. Ибо апостол Павел в своём первом послании к Коринфянам (гл. 13, ст. 1-3) предупредил, совершенно однозначно, что от “веры” и исполнения заповедей (даже “если я раздам всё имение своё”) при отсутствии Любви – человеку нет “НИКАКОЙ ПОЛЬЗЫ”…

Владимир Кузин
Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Владимир (Россия)

 
« Пред.   След. »
 

Пожалуйста, ответьте на вопрос...

Приносит ли пользу этот сайт?


"Свеча" - христианский электронный журнал