Забыли пароль?
далее следует некоторая информация...



СВЕЧА - Главная arrow Публикации (Статьи) arrow Мягкий Воск arrow Оксана Малимонеко - Звездочка, зажгись!
Оксана Малимонеко - Звездочка, зажгись! Печать E-mail
10.06.2008 г.

Из цикла «Рассказы о детях»

Никитке не спалось. Мама и папа давно уже пожелали ему спокойной ночи и ушли в свою комнату спать. За окном было темно, но сон не приходил. Никитка уже посчитал все считалки, которые он разучил со старшим братом, но все было бесполезно. Сна не было. Вернее, он, конечно, где-то был, может, стоял под дверью или за шкафом, а может даже под кроватью, но к Никитке он не шел.

Мальчик закрывал глаза, пытаясь подсмотреть, с какого же угла нагрянет долгожданный гость, но все без результата. Вообще-то Никитка верил в то, что сны опускаются к человеку с неба. Днем они там отдыхают, а ночью приходят в гости. Брат уверял, что сны никуда не уходят и не приходят, они всегда находятся рядом с человеком. Но Никитка на все его взрослые размышления, а брату было ни много-ни мало пятнадцать лет, внимания не обращал: «Что там Сашка может знать о снах. Забил себе голову девчонками, а еще рассуждает».

Дело в том, что Никитка заметил, что ему всегда хорошо спалось, когда на небе было много-много звезд. Засыпая, он долго глядел в окно, наблюдая за сверкающими точками. Они то приближались к его окну, то отдалялись… Некоторые срывались со своих мест и устремлялись в полет. Никитка наблюдал за небесной жизнью, она убаюкивала его и уносила в другой мир, который взрослые называли сном.

Но сегодня звезд на небе не было. И луны не было видать. Небо везде было одинаково черного цвета. Мгла затянула все небо. И ей не было видно ни конца, ни краю. Никитке все это не нравилось. Его тревожило то, куда подевались звезды? Как они могли все исчезнуть? Абсолютно все. Что-то наподобие мальчик не раз уже наблюдал. Но тогда такой кромешной темноты и черноты все равно не было. Если внимательно приглядеться, то можно было рассмотреть слабосветящиеся точечки.

Никитка встал со своей постели и подошел к окну. Он посмотрел на дом напротив. В нем горело много окон. «Тоже, наверное, не могут уснуть. Беспокоятся, куда звезды подевались, - думал мальчик. - Надо что-то делать! А вдруг они больше не появятся? А вдруг наша планета сошла со своего места и полетела в какую-то дыру, а оттуда и звезд не видать. А вдруг это я только заметил? Нужно позвонить куда-нибудь… Куда? Ну, хотя бы в эту… службу спасения. Папа всегда говорит, что туда нужно звонить в случае опасности».

Никита решительно вышел из своей комнаты и направился в коридор к телефону. Он увидел, что из-под дверей комнаты родителей свет не пробивался, а это значило, что они давно легли спать. А вот у брата Саши свет как всегда горел.

«За компьютером, наверное, как всегда сидит», - проговорил про себя Никитка и поднял трубку телефона.

Номер службы спасения он знал наизусть. Днем бы он его легко набрал, но сейчас в коридоре было темно. Свет включать было опасно. Родители могли проснуться, и Сашка увидеть. Кто ему тогда позволит звонить. Не поймут. Скажут: «Иди, ложись спать. Нечего людей по пустякам тревожить». Но это для них звезды были пустяки, а вот для Никитки нет: «Когда им на звезды-то глядеть? Днем на работе, а вечером в телевизор поглазеют и спать идут. Потому что утром всем рано вставать, меня в садик отводить… И так каждый день. Скучная жизнь у взрослых. Непонятная. Сашка тоже то только о девчонках говорит, то от компьютера не отходит».

Никитка набрал в темноте наугад несколько цифр, но в трубке была тишина. Тогда он повторил набор. Но снова было тихо. Никитка решил не сдаваться, продолжая набирать номер. Наконец, в трубке раздались гудки. А на том конце подняли трубку. Мальчишка сильно обрадовался. «Алло, это служба спасения?» - шепотом спросил он. «Чего, чего, малыш?» - «Это служба спасения? Нужно спасть звезды».

«Звезды, говоришь?» - в трубке раздался старческий голос. Никитка на секунду замер. Он всегда считал, что спасателями работают только молодые сильные люди. Мало ли им приходится с какими трудностями встречаться. А сейчас он точно слышал, что по телефону ему ответил старый человек.

- Дедушка, а вы что, тоже спасателем работаете?

- Ну, тоже спасал когда-то...

- Ну, так спасите звезды. Они исчезли. Посмотрите в окно. Их нет. Их совсем нигде нет. Я уже все небо обсмотрел, - быстро шепотом Никитка говорил в телефонную трубку.

- А сколько тебе лет, мальчик?

- Скоро шесть исполнится.

- Да, не велик ты еще…

- Дедушка, ну так что будете спасать?

- Ты объясни толком, что со звездами приключилось-то?

- Как, что? А вы посмотрите в окно. Я вам второй раз объясняю: исчезли они, просто исчезли… Я спать из-за этого не могу.

В трубке раздалось покашливание, после которого наступила пауза. Не было слышно вообще никаких звуков. «Наверное, принимают решение какое-то», - утешал себя Никитка. Вдруг старик заговорил снова.

- Ты, вот, что мальчик, иди ложись спать. Не будут сегодня гореть звезды. Не будут. Траур у них.

- Траур? У них что умер кто-то?

- Умер, мальчик, умер. Сегодня, вот, скончался.

- Кто?

В трубке снова было тихо. Затем раздалось уже знакомое покашливание: «Зажигатель звезд. Вот кто. Понимаешь, все это время они горели только потому, что он жил. Каждый вечер он зажигал звезды. И они горели и несли всем свет. А люди думали, что все просто так. Что они сами по себе горят. Поэтому и ты ничего не знал. А сегодня некому их было зажечь… Вот и темно. Понял теперь?» Никитка с ужасом переваривал услышанное.

- А как же теперь? А как раньше было, когда не было этого Зажигателя?

- Мальчик, ничего не знаю. А насчет раньше…Так всегда находились люди, которые жили не только для себя, но и для всех… всегда были зажигатели. Только благодаря им мир этот и существует. Ты что-нибудь про Великую Отечественную войну слышал?

- Да вот по телевизору фильмы показывают. К Дню Победы. Так это же давно было.

- Это для тебя давно, а для Зажигателя, что вчера. Он воевал в эту войну. Мы с ним бок о бок всю жизнь шли. Он, знаешь, какое немцам зажигание устроил! Он взрывчатки столько вдоль дороги заложил, что их танки, как мухи в разные стороны разлетелись. А меня без сознания двадцать километров на себе из разведки тащил. Меня тогда ранили в обе ноги. А он не бросил. Вот благодаря ему и выжил и живу. Только как вот теперь без него буду… Мне не только звезды, мне весь свет померк. Ладно, иди спи. Поздно уже. Да и я никакая не служба спасения. Ошибся ты номером. Да и не звони туда. Не станут тебя слушать. Кому нынче нужны звезды. Их вон уже и купить можно и именем своим назвать, а что толку. Исчезни они из виду, никто и не забеспокоится. Вон ты один такой нашелся.

Никитка боялся шевельнуться. Все услышанное не вкладывалось в его голове. «Так, а как же теперь? Кто за звезды-то будет отвечать?» - растерянно спросил он. «Так ты и отвечай. Вот и зажигай звезды. Живи и зажигай. Делай людям добро». - «Я»? Но на том конце трубку уже повесили, потому что раздались гудки. Никитка тоже аккуратно положил трубку на место и на цыпочках пошел обратно в свою комнату. Родители продолжали спать. Из их спальни доносилось мирное похрапывание. А Сашка еще не спал. Из-под его двери в коридор пробивался свет от настольной лампы и монитора. «А, наверное, как всегда в наушниках сидит, не слышит, что я здесь хожу», - думал мальчик.

Войдя в свою комнату, он осторожно прикрыл за собой дверь и снова подошел к окну. Обстановка на небе ничуть не изменилась. Даже еще темнее и страшнее стало. В доме напротив еще горел свет в окнах. В нем было восемнадцать этажей, как и в том доме, в котором жил Никитка. Вокруг этих двух великанов ютились пятиэтажки. С высоты десятого этажа, они казались Никитке карликами.

Никитка присел на кровать и начал думать: «Значит, получается, что мне теперь доверили эту работу. И никто кроме меня не знает, что жил Зажигатель? И мама с папой не знает? Как же эти взрослые живут, что ничего не знают? О чем только они думают? Выходит, что мне нужно идти сейчас и зажигать звезды… А чем их зажигать, как? Что ж я не спросил-то, как он их зажигал? - Никитка расстроено смотрел в окно. - Как зажигать? Да обычно, как все зажигают. Вон, спички возьму или зажигалку. А чтоб удобнее было, свечку можно взять зажечь… Эх, факел бы сделать. У Зажигателя точно факел был. И место надо найти повыше, чтоб достать. Интересно, как он до них доставал. С башни, наверное, какой-нибудь. Надо спешить, а то так и ночь пройдет. А мне уже что-то спать хочется».

Никитка уверенно встал с кровати, взял со стула ветровку и крадучись пошел на кухню. На кухне он быстро нашел все необходимое. Спички лежали на столе, а свечки в ящике. Теперь нужно было аккуратно выйти из квартиры. Никитка был в пижаме и босой. Возле вешалки он нащупал свои кроссовки и аккуратно всунул в них ноги. Осторожно открыв замок, мальчик вышел на лестничную площадку. Дверь за ним тихонько защелкнулась. Но думать о том, как ему теперь вернуться в квартиру, было некогда. Город жил без звезд.

План Никитки был прост. Нужно было попасть на последний восемнадцатый этаж, а оттуда на крышу. С полгода назад он с отцом там уже бывал, когда после урагана восстанавливали антенны. Никитке тогда там очень понравилось, высоко, под самым небом, а главное, весь город видать.

Мальчик на лифте добрался до последнего этажа. Теперь было важно, чтобы люк на крышу не был закрыт. Замок-то там должен висеть, как в прошлый раз, но он был давно, вероятно, сломан и висел просто так.

Никитка осторожно поднимался по ступенькам железной лестницы. Спички и свечки он засунул в карманы ветровки, которую сразу же одел на себя, потому что в подъезде было прохладно. На дворе было начало сентября, летнее тепло закончилось. Тучи все чаще закрывали собой небо…

Замок был сломан. Люк, ведущий на крышу, открылся легко. Никитка выбрался в ночную темноту. Ему стало страшно. Границы между небом и крышей совсем не было видно. Непонятно было, где заканчивалась крыш и где начиналось небо. Никитка вспомнил о Зажигателе, о том, как он подрывал танки и тащил на себе раненного. И что тоже каждый вечер зажигал звезды… И ему стало стыдно своего слабого чувства. Мальчик глубоко вдохнул прохладный сентябрьский воздух и сделал шаг вперед. Затем еще шаг и еще. Где-то впереди должен был быть конец крыши. Никитка остановился и достал свечку и спички. Спичками он пользоваться уже умел, а вот свечки ни разу в своей жизни еще не зажигал, как и звезды. Это ему предстояло сделать в первый раз.

Чиркнув спичкой несколько раз об коробок, он добыл огонь. Затем взял в руки красную новогоднюю свечу, которая, вероятно, осталась после прошлого Нового года, и поднес огонь к ее макушке, из которой торчал кончик тоненькой веревочки. Веревочка вспыхнула. Никитка обрадовался и поднял руку со свечой высоко, насколько мог. Хотя ветра на улице практически не было, мальчик очень боялся, чтобы свеча не погасла. Никитка сделал еще несколько шагов вперед, держа руку высоко вверх.

«Звездочка, зажгись, звездочка, зажгись!» - тихо повторял он. Но звезды, словно, его не слышали и не видели. Рука начала неметь, а звезды не загорались. Никитка немного огляделся вокруг, поняв, что до края крыши еще далеко - несколько метров. А недалеко от места, на котором он стоял, было небольшое возвышение, возможно, выход вентиляции. Никитка подошел к нему и попробовал взобраться. Свеча погасла.

В полной темноте Никитка все же взобрался на возвышение и снова начал добывать огонь, как в первый раз. Все получилось быстро. Мальчик выпрямился во весь рост и протянул руку с горящей свечой поближе к небу:«Звездочка, зажгись! Ну, зажгись, пожалуйста! Я тебя очень прошу!»

Но звезды были неприступны. Никитке хотелось плакать. Он слышал, как где-то далеко внизу шумят и сигналят машины, видел весь город, но ничего для него не мог сделать.

«Ну, пожалуйста, звездочки, зажгитесь! Вы думаете, что я маленький, и поэтому не хотите меня слушаться. Но я же не виноват, что еще не вырос. Я обязательно вырасту. Я буду, как тот прежний Зажигатель. Вы не расстраивайтесь. Я буду очень хороший. Я могу уже утром пойти к Наташке, девчонке брата… Они поссорились, а Сашка боится сам пойти и попросить прощения у нее. А я пойду и попрошу… за него. Пусть они будут счастливы».

Звезды молчали.

Никитка взял свечу в другую руку, потому что эта затекла, и встал на носочки. Он тянул горящую свечу все выше и выше: «Звездочки, ну, горите, пожалуйста! Я мусор выносить буду сам. Я читать буду каждый день. Я соседку нашу тетю Зину буду любить, как родную бабушку, хотя она и обзывает нас каждый день с братом отморозками. Ну, пожалуйста, горите!» Звезды не давали ответа.


II

Василий Харитонович, восьмидесятипятилетний подполковник в отставке, ветеран войны, дважды герой Советского союза вышел на балкон покурить. За всю свою долгую жизнь он так и не смог избавиться от этой вредной привычки.

У него сегодня был очень тяжелый день. Он потерял своего лучшего друга, единственного друга своей жизни.

«Да, Серега, ты все же опередил меня, хоть и моложе на два года был… Скоро, значит и мой черед… Ушло наше время… Вон и дома наши сносят, новые высотки возводят. Ну, это все правильно. Пусть теперь другие живут. Такие как этот малый странный… Это надо же, что придумал про звезды… А и впрямь их сегодня не видно. Да и погода целый день пасмурная была», - размышлял про себя Василий Харитонович, осматривая небо.

Старик окинул взглядом двор и новые высотки: «Да, идет время…»

Вдруг его взгляд приковал огонек на крыше высотного дома. На фоне черного неба он выделялся очень четко. «Странно, что бы это могло быть? На фонарь не похоже… Раньше я там ничего такого не замечал… Может, поломка какая… Надо в бинокль посмотреть».

Бинокль был трофейным, старик с ним не расставался все годы. Принеся из комнаты бинокль, Василий Харитонович направил его на крышу высотки. Он смотрел и не верил своим глазам. На крыше был ребенок, его силуэт освещал огонек, который он держал в вытянутой вверх руке.

«Господи, да что же это такое? Что он там делает один?»

И тут его словно громом поразило: «Так это же, наверное, тот мальчик… со звездами. Ну и дурак же я старый, наплел ему разной ерунды. Это что же он звезды зажигать взобрался? Точно, это он. Что делать? Что делать-то теперь, а вдруг упадет?!» Не раздумывая, старик бросился к дверям: «Надо спасть ребенка, спасать! Старый дурак».

Уже выходя из квартиры он вспомнил о службе спасения: «Ну, конечно же, туда звонить надо… А какой же там номер? Ребенок и тот знал. Позвоню ка, я 01». Руки у старика тряслись. Образ маленького ребенка на ночной крыше высотного дома стоял перед глазами. «Алло, ребенка спасать надо. На крыше высотки. Позвоните куда надо, если сами не можете… Что там делает? Звезды зажигает! Да не пьяный я. С войны не пью. Как за Победу в 45-ом выпил и все! Адрес? Тихомирова, 20. Две новые высотки стоят. Я туда иду».

Василий Харитонович бегом, насколько позволяли ему раненные ноги, направился к высотке.


III

Никитка еле сдерживал вот- вот готовые рекой прорваться слезы. Ему было обидно. «Что же это: они не признают меня совсем или не верят? А может, я очень низко забрался. Может быть, Зажигатель их с вертолета или самолета там какого-нибудь зажигал?» - думал он.

Горячие капли свечи лились на маленькие ручки. Никитка терпел, как мог. Когда от свечи уже оставался один огарок, он бросил его себе под ноги и затоптал кросовком. Мальчику было очень холодно. Слезы обиды и разочарования все-таки потекли по замерзшим щечкам. Он присел на корточки, пытаясь чуть-чуть согреться.

«Я еще одну свечу зажгу и пойду на противоположную сторону крыши. Может там получится», - решил он, доставая из карманов спички и вторую красную новогоднюю свечу.

Он с горечью посмотрел в бездонное черное небо и… обомлел. Прямо над ним сияли три звездочки. Они мигали ему и жмурились. Никитка мотнул головой и пошире раскрыл глаза, не кажется ли ему все это. Ему ни чего не казалось. Звезды действительно висели прямо над ним и светили ему своим далеким космическим светом. «Вот это да», - еле слышно проговорил он. А затем закричал от радости и переполняющего всю его детскую душу счастья: «Ура, горят! Получилось, получилось! Признали меня! Звезды вернулись!» И побежал вприпрыжку по ночной крыше вперед. Купаясь в звездный лучах, он не слышал ничего вокруг. Не слышал, как на крышу выбралась команда спасателей. Боясь напугать ребенка, не зная его истинных намерений, они действовали очень тихо. Наткнувшись на что-то большое и мягкое, Никитка не сразу понял, что это человек. Когда же это большое еще и заговорило, он страшно испугался.

- Не бойся. Мы спасатели. Специально прибыли сюда.

- Что, тоже звезды спасать? Так я уже почти все сделал. Они горят, только не все еще…

Никитка посмотрел на небо и увидел, что звездочек значительно прибавилось. Небо стало веселым и не страшным.

«Молодец! За проявленную инициативу мы тебя, конечно, наградим, вот чупа-чупсом, например, - вещала голова спасателя из темноты. - А вот домой тебе все-таки сейчас придется идти. Ты где живешь-то? Родители есть?» - «Все спят, я сам. Я в сто семьдесят восьмой квартире живу». - «Ну, вот и прекрасно. Порадуем родителей, что сеанс зажигания звезд закончился благополучно. Пошли». Сильная рука крепко обхватила мальчика за замерзшую ладошку и потащила в сторону, к люку.


IV

Спустившись по железной лестнице на площадку последнего этажа, Никитка увидел у дверей лифта старика. Тот держал в руках бинокль и казался очень взволнованным. Увидев мальчика, он бросился к нему.

- Так это ты по телефону со мной говорил?

- Наверное. Голос был на ваш похож. У вас друг сегодня умер?

- У меня, внучек, у меня. Прости меня, старого. Наговорил тебе ерунды. Не зажигал он звезды никакие на небе. Они сами светят, когда им нужно. Сегодня туч на небе много, к утру дождь, наверное, пойдет. Замерз, ты. Вот родители меня твои отругают.

- Так, а как же я? У меня же получилось. Горят. Идите посмотрите.

Команда спасателей и старик мило улыбались. Такого случая в их практике еще не было. «Эх, какое сердце у ребенка! Всем бы такое. Вот жизнь тогда была бы на свете!» - проговорил один. «Это точно. Ну что, Зажигатель, поехали домой?» «Дедушка, а почему же вы тогда друга своего зажигателем назвали, если он звезды не зажигал?» - ничего не понимая, спросил Никитка. «Он, внучек, звезды в сердцах и душах людей зажигал. А это важнее. Это великий дар. У каждого из нас в душе есть свое небо. И вот, когда там звездочки все горят, мы чувствуем себя счастливыми, а, когда нет - несчастными и одинокими. Так вот, он делал так, чтобы звездочки у людей никогда не гасли, а если и гасли, то совсем на короткое время. Вот ушел он из жизни, и все они сегодня погасли. Темно и плохо мне было. А узнал тебя, увидел, какое у тебя щедрое сердце и бесстрашный характер, и загорелись мои звездочки снова. Значит, не страшно нам этот мир покидать, если такие люди, как ты, живут на Земле. Спасибо тебе, внучек!» - на глазах старика выступили слезы.


V

Дверь сто семьдесят восьмой квартиры открылась быстро. На пороге стояли сонные родители и Сашка. Они смотрели на спасателей и Никитку и не могли ничего понять.

- Забирайте своего героя. В окно гляньте. Благодаря ему звезды на небе сегодня горят.

- Что? Какие звезды? Что все это значит? - испуганно заговорила мама

- Вы, гражданочка, не волнуйтесь, а лучше впустите всех нас в дом, да чаем сына напоите горячим, и мы с вами попьем и все расскажем.

Команда спасателей из четырех человек, старик и Никитка заполнили весь коридор. Через десять минут они все дружно пили чай на кухне, рассказывая историю юного зажигателя звезд. Родители были так рады, что их сын цел и невредим, что даже и не пытались его ни ругать, ни наказывать. Отец все удивлялся: «Да…, ну и в кого же ты у нас такой храбрый? Это надо же, ночью, один. И за звездами. Ну, никто не поверит же, если расскажу,» - и крепко-крепко прижимал сына к себе. Никитка разомлел в тепле и уснул под разговоры взрослых. Снились ему, конечно, звезды. Он летал среди них, подносил к ним свою красную свечку, зажигая на небе все новые и новые огоньки.


VI

А через три недели похоронили Василия Харитоновича. За это короткое время Никитка успел с ним сдружиться. На выходных ему разрешали проводить у старика целый день. Никитка многое узнал о войне, о танках, самолетах, героях войны и врагах всех мирных людей. Старик подарил ему свой бинокль и альбомы с открытками. А во время последней встречи вручил Никитке свою медаль «За отвагу».

- Это тебе, внучек, за твой храбрый поступок, тоже на память от меня…


VII

Теперь перед сном, Никитка обязательно смотрел в бинокль на небо. Он, как главный осмотрщик, обводил его взглядом, проверяя все ли на месте, и только после этого ложился в кровать. Бывали такие дни, когда небо было абсолютно темным, но мальчика это больше не пугало. Он знал, что это всего лишь тучи. Обычные тучи, несущие дождь или снег.

Главное небо было у него в душе. На нем всегда горели звездочки. Он хорошо помнил слова Василия Харитоновича и старался, чтобы у других людей в душе тоже было светло. Теперь он это считал своей главной задачей.

Слово, данное звездам на ночной крыше, Никитка сдержал. Мусор выносил сам. А Сашку с Наташкой помирил еще недели две назад. Тетю Зину старался любить, хотя она и продолжала на всех обзываться. На днях собрал букет осенних листьев и вручил ей, когда она начала очередную свою тираду. Тетя Зина растерялась и замолчала, а потом прижала букетик к груди и зашла обратно в свою квартиру.

А Никитка подумал, что на ее небе засияла новая звездочка…

Оксана Малимонеко
пишущий человек,
мать двоих детей
Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Москва (Россия)

 
« Пред.   След. »
 

Пожалуйста, ответьте на вопрос...

Приносит ли пользу этот сайт?


"Свеча" - христианский электронный журнал