Забыли пароль?
далее следует некоторая информация...



СВЕЧА - Главная arrow Публикации (Статьи) arrow Поэтическая Свеча arrow Александр Балтин —Стихи о Христе
Александр Балтин —Стихи о Христе Печать E-mail
20.10.2012 г.

 Распятие

Текут  водою  из-под  крана
Минуты, жизнь  моя  течёт…
Сама  душа – по  сути  рана,
Пульсирует, огнём  живёт…
Парит  распятие  над  миром,
Снопом  лучей  его  укрыв.
Спасенье  слабым, жалким, сирым
Сулит  трансхристианский  миф.
А  суть  распятья  как  усвоить?
Вот  под  крестом  идёт  Христос…
…а  вот - с  последним  словом  воин
К  нему  пред  смертью. Всё  всерьёз…


Какая  битва  лютовала,
Вихрилась, будто  лабиринт?
Не  важно – было  их  немало.
Я  был  на  той  и  той  убит.
Идёт  Христос, крестом  сгибаем…
Собака  из  подъезда  с  лаем
Кидается  на  старика.
Пацан-хозяин  захохочет.
Другого  кто  понять  захочет?
Та  жажда  вряд  ли  велика.


Текут  водою  из-под  крана
Минуты, жизнь  моя  течёт.
Мне  умирать – я  мыслю – рано,
А  смерть  за  поворотом  ждёт.
Распятия  в  церквях  и  дома –
Объединяют  ли  людей,
Когда  вражда  настоль  знакома,
Что  сутью  стала  многих  дней?
Ты  воду  хлещешь  из-под  крана,
Похмельем  адовым  томим.
Зачем  ты  пил? Душа  как  рана.
Мы  с  жизнью  в  пустоту  летим.


Звучит  распятие  над  миром
Призывом  к  солнечной  любви.
А  мы – мы  снова  живы  мигом:
Он  сладок, что  ни  говори.
Идёт  Христос, крестом  сгибаем…
Сереет  город  высоко.
Касаясь  мудрости  лишь  краем
Сознанья, жить  навряд  легко.
Змея  машин  слепит  огнями,
Хоть  улица  весьма  мала.
И  небо  в  облаках  узлами
Темнеет, и  мерцает  мгла.
Обыденное  часто  страшно,
И  прошлое  не  зачеркнуть.
Стрелой  Останкинская  башня
Прокалывает  небу  грудь.


Идёт  Христос, крестом  сгибаем.
Грехов  людских  не  перечесть,
Нюансы  их  мы  изучаем
Собой, презрев  благую  весть.
Евангельская  весть  алмазно
Жизнь  осветила. Он  распят.
И  мы  распнём  ещё  не  раз, но
Простит, для  нас  поправший  ад…

 

Крест

Жирный  воздух, чрезвычайно  плотный.
Меж  домами – скорбная  тропа.
Истекая  страстностью  животной,
Пахнет  потом  пёстрая  толпа.

Во  дворце, роскошном  и  помпезном,
Римский  прокуратор  пьёт  вино.
Он  казался  всем  вокруг  железным,
Но  изводит  совесть  всё  равно.

…капли  пота, капли  крови  быстро
скатывались  в  капсулы  в  пыли.
До  горы  желтеющей – не  близко.
Вон, мерцая, выросла  вдали.

Город  серо-чёрный  и  зелёный
Остаётся  позади  сейчас.
Мир, сплошной  жарою  воспалённый,
Будто  ей  же  выдавлен  из  глаз.


Будто  ничего  не  остаётся,
Кроме  силы  смерти. Ничего.
Будто  всё  спалит  сегодня  солнце,
Серый  пепел  справит  торжество.

Но  крестом  открыта  перспектива,
Рвётся  к  небу  средний, стержневой.
Он  сияет  ярко, некрасиво –
Силою  сакрально-неземной.

Он  в  себя  вбирает  всё  на  свете,
Чтобы  дать  иную  высоту, -
Чтоб  все   были  радостны, как  дети,
И  отвергли  грех  и  суету.

Поэма о Христе

Репродукция Мантеньи или
Гольбейна – где тело, как пейзаж.
Мы привыкли к искажённой были,
К мёртвой яви и пейзаж сей – наш.

Как Христа мы снова распинаем,
И не Казандзакиса роман
Истовые суетой – читаем.
Мёртв Христос – и это наш изъян.

Жив Христос – и небеса над нами
Суммою сияний – жив Христос –
Утверждают.
Ласковы с грехами,
Не стяжаем мы духовных роз.

Воды Иорданские блистают
Жаркою и золотой парчой,
И крещеньем света обнимают
Сына Человеческого – стой!


Сына Человеческого данный
К обоженью путь не повторим!
В нашей современности обманной –
Был бы так нелеп. Иди же им!

Голубь в небе нежно золотится.
Божий сын на проповедь идёт.
Чёрные кругом, тупые лица,
Бледных дел пустой круговорот.

Как ему, рождённому в пещере
Царскую стяжать, густую власть?
Ехали волхвы, в событье веря.
Ада зря алкала жертвы пасть.

Ехали по синему – и круглый –
Снегу на верблюдах и ослах.
Пастухи шли – ночь цвела абсурдной,
Непонятной радостью в сердцах.


…в офисе закручена афера,
Руки потирает толстый босс.
Есть же, есть и преступлений мера.
В сердце ли у всех рождён Христос?

Майстер Экхарт утверждал: Родиться
В Вифлееме мог и тыщу раз –
Коли в сердце вашем не случится
То рожденье – ни о чём рассказ.

Вот в Египет бегство ключевое,
Ибо ангел возвещал его.
Что же дальше? Сердце беспокоя
Думаешь? Событий вещество

Тщишься ощутить – иль на Востоке
Мудрость света постигал Христос?
Но о том евангельские строки
Умолчат. Однако, есть вопрос.

Вот огонь чудесного улова –
Ребе приобрёл учеников.
Искушения в пустыне слово
Света отменило.
Много слов
Знаем мы, считая, что в союзе
Оные с извечным Словом Слов.
Честолюбье кто теперь обузе
Уподобит? Мало кто готов.

…войны пёрли яро на реальность,
Войны, где за веру лили кровь.
Стрелы, копья, будто жизнь – банальность,
И искажена окрест любовь.

В Иерусалим Христос входящий,
Вот от алчных очищает храм.
Вечери звучанье – настоящей,
Не узнать такую людям, нам.

Кем Аримафейский был Иосиф,
Кровь Христа собравший в чашу чаш?
Бытия долг действием исполнив
В горький, запредельно сложный час.
Ты велик, Христос – я знаю, знаю,
Я – писатель – черезмерно мал.
И – не за тебя, увы, страдаю,
Суммою дурных ужален жал.

Ты велик – к тебе я припадаю,
Животворно слово! Оживи
Душу, коль её не постигаю –
Коль она в грехах, почти в крови?

Сад, огнями полный, и пылают
Факелы в руках солдат, и вот
Взят Христос, и страсти прободают
Люд – его полно, чего-то ждёт.

Суд Пилата – суд не суд по сути.
А легионеров бы послал
Под зилотов их одев…Но путь сей
Невозможен, пусть Пилат алкал
Нищего освободить такого.
Но Закон высот не изменить.

Ежели Христос пришёл от слова,
То по слову и событьям быть.

Бичевали, ярые, глумились,
И венец терновый соплели.
И в багровом облаке резвились
Гнева – плотяных забот кули.

Шёл Христос, он шёл, крестом сгибаем,
В капсулы в песке творилась кровь.
Кровь святая…
Хохот, острых баек
Рвань, и любопытство – где ж любовь?

Шаровой её объём над нами.
Нищим кто сегодня подаёт?
Кто греха боится? Что ж – не пламя:
Грех приятен, он едва ль сожжёт.

Шаровой объём любви над нами.
Лабиринтом мук идёт Христос.
Что вражду мы подняли на знамя
Неуменья нашего вопрос –
Неуменья подлинное видеть,
Сущность отделить от мишуры.
Поклоняйся! Вот тебе рок-идол!
Радуйся – жизнь это род игры.

Церкви христианские не могут
Трещины любовью исцелить.
Нам своё важнее, утром – йогурт,
И вообще мы любим сладко жить.

Мы святее! Ко Христу мы ближе!
Межцерковный диалог нейдёт.
Ничего не видим выше крыши.
Не сужу я – размышляю.
Вот.

Вот Христос идёт, крестом сгибаем.
Вот распят. Воскрес. Лучится свет.
Мы растём – и мерно созидаем
Жизни сад.
И вариантов нет.

Александр Балтин
Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Москва (Россия)



 
« Пред.   След. »
 

Пожалуйста, ответьте на вопрос...

Приносит ли пользу этот сайт?


"Свеча" - христианский электронный журнал